civil_disput (civil_disput) wrote,
civil_disput
civil_disput

Categories:

День простоять, да ночь продержаться. Но хватит ли у России ума?

42023_original.jpg
Специалисты утверждают, что в России 20 – 25% населения психически больны. С этой оценкой согласны во Всемирной организации здравоохранения. Но не в Минздраве России. Чиновники ссылаются на очень удобную для них норму права. Психически нездоровым можно признать человека только с его согласия. Комментарии, думаю, излишни. Минздрав официально признает 3 960 732 больных с психическими расстройствами – это 3% населения.

Остальные условно здоровые люди голосуют на выборах, дают и берут безвозвратные кредиты, пишут законы и программы развития, управляют войсками, ловят террористов, записываются в оппозицию или преследуют оппозиционеров, реагируют на санкции, учат детей и т.д.

Ниже мои соображения по этому поводу, включая критическую оценку реформаторских идей декана экономического факультета МГУ А. Аузана.

Как утверждает декан экономического факультета МГУ А. А. Аузан, «в начальной школе наши дети отличаются умом и сообразительностью и, по международным рейтингам, входят в первую пятерку. В средней школе мы оказываемся сразу на 26–32-м месте. С высшей школой сложнее. Наши команды, конечно, побеждают на олимпиадах, но по уровню образования в целом мы стоим ниже лидирующих стран мира, иногда дотягиваясь лишь до Испании и Южной Кореи».

Иными словами, чем больше русский человек учится, тем глупее становится.

Глупее, но хитрее. Асоциальнее.

«За время обучения они, например, перестают доверять другим людям и начинают думать, что допустимо не платить налоги. Когда мы обсудили эти результаты с коллегами из университетов, где проводили исследования, коллеги сказали, что это и есть социализация – подготовка к жизни в стране, где не платят налогов и не доверяют никому», – уточняет декан.

Динамика образования ума, таким образом, ведет нас к перспективам, лежащим где-то на дне мира. Мудрость глупеющего народа выковала негативное отношение к уму в принципе: «больно умные», «умный очень», «не умничай» и т.п.

Интересный факт: когда выпускники российских университетов, наконец, уезжают на Запад, они там резко умнеют. Это признает и их наставник: «С другой стороны, наши ученики уезжают на Запад и работают там не мусорщиками, а делают приличную карьеру. Значит, мы не до конца уничтожаем их природную одаренность и учим их чему-то полезному. То есть точки опоры у нас есть, мы можем давать хорошее образование – нужно только сменить образовательную модель».

В последнем пункте я должен оспорить А. Аузана. Если образовательная модель не мешает тем же выпускникам, которые глупеют в России, быть более умными на Западе (где средний уровень психического нездоровья не 20 – 25% как у нас, а 10 – 15%), тогда прав не декан, а его коллеги, утверждающие, «что это и есть социализация – подготовка к жизни в стране, где не платят налогов и не доверяют никому».

Не модель образования давит на общество, мешая ему умнеть, а общество давит на преподавателей, студентов и выпускников системы образования.

Можно ли что-то поменять в социализации, да, наперекор обществу и его неотъемлемой части - школе и высшей школе?

Да, можно. Есть - еще остались - педагогические коллективы, которые умеют творить подобные чудеса.

Однако все мы должны понимать, что педагогов-творцов (не путать с временщиками-экспериментаторами!) с годами, отделяющими нас от СССР, больше не становится. Система образования в них не заинтересована. И в этом проблема родителей.

36535098_1766932273394550_8982844247552032768_n.jpg
К тому же, в такое учение берут не всех. Эти "все" и сами не хотят, и невозможно уже заставить их хотеть становиться образованными людьми. И чем дальше - тем менее это становится возможным в российских условиях. И никогда такого не было не только в России, но и в мировом опыте, чтобы новыми творцами становились все.

Еще раз вернусь к тому, что было сказано в интервью декана экономического факультета: «если отдать образование работодателю, он нас потащит назад – к обучению профессиям, которые если не умирают, то, во всяком случае, сильно деформируются. Я с удовольствием выслушаю работодателя, который является глобально конкурентоспособным, который может свой продукт провести на мировой рынок, но если работодатель не может вывести свой продукт даже с рынка Москвы на рынок России, тогда знаешь что, дорогой, – отойди и не мешай, потому что МГУ глобально конкурентоспособен, он в первой сотне университетов мира. …с «Росатомом», с «Роскосмосом», с «Касперским», с «Яндексом» нам есть о чем поговорить: они понимают, что им нужно для мирового рынка. Но большинство наших компаний отстающие, и профстандарт, заданный отстающими работодателями, не формирует запроса для качественного образования».

Это и есть проблема… но это не проблема системы образования. Нельзя улучшить ум общества, добавляя умных подчиненных к глупым начальникам.

Аузан предлагает менять модель образования. Возможно, и стоит, в целях, так сказать, ведомственных.

Но на проблемах страны такие изменения никак не скажутся, так как еще более умные подчиненные будут по-прежнему поступать в услужение к прежним глупым начальникам. И это не только начальники «компаний». Другие науки, обслуживающие нашу политическую систему, точно так же работают вхолостую, как и экономическая наука, если даже не в большей степени.

Есть большой соблазн изложить тут историю битвы против глупости, которую я рассказываю в своих лекциях. Но это займет время читателя, который в итоге узнает лишь о том, что эта битва, которую российский университет ведет более 200 лет, университетом проиграна.

Более важно сказать почему эта битва проиграна. А именно, потому, что она велась и ведется университетом снизу, в условиях подчиненного положения университета по отношению к власти, работодателю, обществу. В отсутствие академических свобод. В отсутствие пристойных заработков, на что преподаватели в России жаловались всегда, при всех режимах.

Все это, недостающее для победы, конечно, не дают, а берут. Университет, чтобы спасти ум России, должен победить не в грантах, не в публикациях, и не в собственных моделях. Университет должен победить Россию.

Россия не поумнеет, «пока править не будут философы» (Платон), пока университет не будет стоять либо вне общества, как на Западе, либо над обществом, в качестве власти – это, в сложившихся у нас социальных условиях, был бы наиболее оптимистический сценарий для России.

Возможно, и даже почти наверняка, статус педагога следует начать менять со школы. Варианты решения могут включать отделение школы от государства (частная школа), либо придание школе статуса выше государства. Государствообразующего статуса. Таких попыток мир не видел со времен Пифагора.

Но есть ли у нас выбор?

Об авторе: Евгений Владимирович Милютин, российский дипломат (в прошлом), историк, востоковед, писатель, автор книги «Психоистория. Экспедиции в неведомое известное». Вы можете комментировать эту и другие мои статьи в группе любителей психоистории «Зеленая Лампа» в Фейсбук.

Tags: зеленая лампа, образование, психоистория
Subscribe
promo civil_disput august 9, 2012 18:40 114
Buy for 200 tokens
https://t.me/E_Milutin Похоже, Вы зашли в гости. Меня зовут Евгений Владимирович Милютин. Российский дипломат (в прошлом), историк, востоковед, писатель, автор книги «Психоистория. Экспедиции в неведомое известное». Имел опыт преподавательской работы в Asia Pacific Center for Security Studies…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments