ришелье

VIII. Курс психоистории России. Модуль 7. Формирование технократического государства

История Советского Союза – не просто недавняя история, это наилучшим образом документированный отрезок российской истории. Однако миллионы единиц хранения скорее молчат, чем говорят о советской истории.

В Советском Союзе не была выработана научная концепция его мироустройства, да и в постсоветское время мы к пониманию феномена СССР нисколько не приблизились. Прежде всего, не была создана теория, которая объяснила бы советские отношения власти.

«Советская» по названию власть, конечно, не принадлежала советам депутатов трудящихся. Не оправдано и представление о том, что этой властью был верховный институт политической системы – Политбюро ЦК КПСС. На протяжении длительного периода советской истории – с конца 1930-х гг. и до середины 1950-х гг. – важнейшие решения принимались не на заседаниях Политбюро, а в так называемом «опросном порядке» определенных лиц, которые должны были подписаться под проектом, исходившим от высшего руководителя государства. Из этого следует довольно странный вывод: власть в СССР не нуждалась в политических институтах власти как в чем-то для себя обязательном.

Типичные для западных обществ институты государственной власти – правительства, парламенты, партии, профсоюзы, средства массовой информации – в СССР необязательно обладали реальными властными полномочиями. А коли так, возникают сомнения и в уместности термина «бюрократия» применительно к советской власти, ведь власть бюрократов имеет своим источником институты управления. Бюрократия в СССР, конечно, была, однако, не она была советской властью.

Наиболее верным признаком принадлежности того или иного лица к высшей власти в СССР было включение фамилии такого человека в список абонентов АТС-1, особой станции правительственной связи. В брежневское время в книжке, украшенной гербом СССР и надписью «Правительственная АТС-1» мы могли бы найти имена членов Политбюро и секретарей ЦК КПСС, некоторых журналистов, некоторых представителей генералитета, некоторых ученых, некоторых руководителей промышленности, числом около 600 человек.

Именно эти люди вырабатывали и принимали все решения, касавшиеся управления Советским Союзом, а вот другие формально равные им по положению ученые, или военные, или партийные руководители в круг власти не входили.

Несомненно, это особый социальный феномен, но такой, у которого пока нет научного определения.

Автор данного курса полагает, что феномен советской государственности сложился на базе прежних традиций российского властвования, исторически опиравшегося на ресурсы коллективного пользования, в условиях, когда буржуазное общество в России было разрушено, а его антагонисты – буржуазия и рабочий класс – потерпели поражение, и когда формирующаяся новая советская элита оказалась во враждебном окружении буржуазных государств.

Автор считает, что властный советский слой был ничем иным, как формирующейся технократией, чья организационная культура потенциально превосходила буржуазную и была единственной культурной основой, на которую могли опереться большевики в СССР в тех исторических условиях, в которых они оказались около 1925 года. Обоснованию этой точки зрения посвящены несколько следующих лекций курса.

Лекции

30. Советский государственный аппарат
«Тяжелое» наследие прошлого: чины и чиновная система в России; понимание феномена бюрократии в марксизме; Л. Д. Троцкий о советской бюрократии; феномен технократии и отчуждение буржуазии от технократического государства барьером компетенций; обобществление производства в технократическом государстве; «выходом из противоречия труда и капитала должно быть нечто третье», или что марксисты забыли прочитать у Гегеля; НЭП как угроза власти технократов; малоизвестные оценки НЭПа в советской литературе 1920-х гг.

Уже во времена Маркса можно было заметить, что буржуазное общество создало новый феномен, несводимый к буржуазности – техносферу. Содержание этого феномена состояло в том, что управление некоторыми технически сложными вещами было возможным лишь в комбинации с другими технически сложными вещами. Римская галера не была в инженерно-техническом смысле связана с римскими дорогами или осадными орудиями. Галеры могли создаваться или использоваться независимо от акведуков и цирков. Но техносфера это совсем другое дело. Хотя строительство паровоза охватывало один комплекс технических проблем и решений, а строительство завода в расчете на доставку грузов по железной дороге – другой, эти разные технические проекты не имели смысла один без другого.

Именно потому, что техносфера необходимо потребовала комплексных решений, буржуазное государство, которое и раньше было в политическом смысле отчуждённым от господствующего класса буржуазии, стало отчуждаться от неё также и барьером компетенций, необходимых для управления техносферой, которыми буржуазный класс не обладал.

Когда капитализм стал выходить за пределы частной инициативы и для своего нормального функционирования обратился к таким комплексным решениям, как железнодорожные расписания, он перестал быть капитализмом. Но его могильщиком становились не пролетарии, как ошибочно полагали Маркс и Энгельс, а скромные чиновники министерств путей сообщения и другие технократы.

Когда прежняя политическая элита в России была отстранена от власти, технократические элементы государственного аппарата приобрели в молодом советском государстве гораздо большее влияние, чем это было возможным где-либо в других развитых странах мира. Этим обстоятельством объяснялись быстрые успехи советской власти в технологической модернизации. Но тем же технократическим «прорывом», разрушавшим прежнюю ткань культурных отношений, можно объяснить и рост политической напряженности в стране. Укреплению позиций технократии в СССР препятствовали как «левый уклон» в сторону широкого участия трудящихся в управлении страной, так и «правый уклон» в сторону НЭПа как разновидности государственного капитализма. Рассмотренная с этой точки зрения борьба в советских верхах после смерти Ленина выглядит как расчистка политического поля в интересах создания в СССР технократического государства, отрицавшего возврат к буржуазным отношениям власти, основанной на частной собственности, но не предусмотренного марксистской теорией.

31. Город и деревня: мир или война?
В. И. Ленин о тактике революции в капиталистическом окружении и о возможности построения социализма в одной отдельно взятой стране; точка зрения Н. И. Бухарина: медленное врастание в социализм; невозможность обеспечения физиологических норм потребления основных продуктов питания на началах традиционного земледелия; почему в Индии и Китае не было коллективизации сельского хозяйства, и почему ей не было альтернативы в СССР; точка зрения Е. А. Преображенского: социалистическое накопление, «пожирание новым укладом старого».

Одна из самых трагических страниц советской истории – коллективизация, могла и не стать узнаваемым атрибутом социалистических преобразований в СССР. У жесткого варианта аграрной политики были влиятельные противники в советском аппарате, тогда как Китай впоследствии построил свою версию социализма «бухаринским» способом, без репрессий в отношении крестьянства. Главная причина, по которой в СССР был отвергнут мир между деревней и городом, состояла в том, что советская деревня объективно не могла прокормить город.

32. Индустриализация и плановое хозяйство в СССР в 1930-х гг. Сравнительный анализ советской и американской систем планирования
Мнение Алексея Гастева о советском рабочем; трудности роста: тяжелые условия труда, плохое снабжение и низкие заработки; социальные издержки индустриализации в оценках НКВД; роль американцев в советской индустриализации; потребительская революция 1940-х гг.; смысл советского планирования; как добивались снижения цен и роста производительности труда; в чем СССР обогнал Европу, и в чем отстал от США; американская «экономика счастья».

Данные статистики говорят о том, что в 1913 – 1938 гг. экономика России/СССР, несмотря на потери, связанные с первой мировой и гражданской войнами, выросла на 857,3 процента. Этот эффект дала, прежде всего, советская индустриализация. Что производили конкретные предприятия, этот вопрос был вынесен за скобки жизни предприятия. Советское планирование осуществлялось сверху вниз и в целом было ориентировано на устранение прибыли как таковой. Это было достоинством советской системы, пока она конкурировала с капиталистической системой старого типа, производившей однотипные и максимально дешевые товары. Однако в концептуальном плане советское планирование уже в предвоенный период оказалось позади американского капитализма нового типа, творцы которого задумались о том, как сделать доступные товары одновременно и желанными. Неспособность создать собственную «экономику счастья» впоследствии станет одной из главных проблем СССР в конкуренции с США.

33. Советский человек 1930-х – 1940-х гг.
Подправленные автобиографии; эволюция официального образа интеллигенции: от «героев революции» к «врагам народа»; отказ от истины ради политической целесообразности; вступаясь за Есенина; тайная переписка двух ортодоксов; говоря языком Владимира Соловьева; Маска и Тень; понимали ли советские люди, что такое «настоящий советский человек»?

В курсе психоистории СССР трудно обойтись без рассмотрения мыслящей личности. Но как подойти к этой теме? Автор курса остановил свой выбор на человеке, чья индивидуальная мысль, как представляется, в максимальной степени приближалась к тому, что можно назвать советской мыслью в целом.

Герой очередного рассказа был не просто свидетелем происходивших в 1930-е – 1940-е гг. процессов. Он во всем активно участвовал: публичными выступлениями, журнальными статьями, научными докладами, справками для высоких инстанций… Потом практически все эти события подробно обсуждались в письмах к родным, приятелям и коллегам. Не представитель верхов, и не выходец из низов. А среднее значение всегда предпочтительнее. Человек с широким кругозором. Не творец, что увело бы нас в область его особого творчества, а наблюдатель и компетентный оценщик творческой мысли интересующей нас эпохи.

34. Великие державы накануне второй мировой войны. Расчеты и просчеты
«Последняя из побед Британии», которую следовало бы считать поражением; экономический провал версальской системы; «правило 10 лет»; договор с Гитлером в Мюнхене; 14 пунктов Вильсона, не удовлетворившие Европу; в ожидании, пока Европа созреет: США как банкир Германии; Германия как «хорошая побежденная страна»: боязнь революций и остановка развития; подготовка новой войны с опорой на волю большинства народа; замкнутый круг немецкой геостратегии: завоевания совершаются ради ресурсов, каждое завоевание расширяет круг врагов и требует новых ресурсов и новых завоеваний; кризис версальской системы в оценке советского руководства: пусть империалистические державы передерутся между собой; недооценка идеологической мотивации немецкой политики, переоценка выгод Германии от торговли с СССР.

Хотя Германия стала главной виновницей второй мировой войны, на ход событий, приведших к столкновению, влияли и другие факторы: неспособность дряхлеющих «всемирных завоевателей» Британии и Франции выстроить эффективную систему европейской безопасности, а также желание США и СССР «подготовить» Европу для включения в их собственные проекты мироустройства.

Психоистория как наука. Общие сведения
I. Курс психоистории России. Общие сведения

Лекции курса читаются один раз в неделю по скайпу. Для записи: milutinev@rambler.ru Или через личные сообщения в ЖЖ или Фейсбуке.

Об авторе: Евгений Владимирович Милютин, российский дипломат (в прошлом), историк, востоковед, писатель, автор книги «Психоистория. Экспедиции в неведомое известное». Вы можете комментировать эту и другие мои статьи в группе любителей психоистории «Зеленая Лампа» в Фейсбук.

Recent Posts from This Journal

  • О причинах распада СССР: спор Путина и Горбачева

    Президент России в недавнем выступлении на форуме «Россия зовет!» назвал причиной распада Советского Союза "неэффективную экономическую политику".…

  • Триумф воли

    Вот, что совсем недавно сказал Трамп по поводу своего импичмента, выступая на Юге США, где всегда больше любили демократов. "У меня не было опыта…

  • Жена была дома и ничего не слышала

    У покойного британского разведчика Джеймса Ле Мезурье были сломаны обе руки. Похоже, с балкона он падал несколько раз. А жена была дома и ничего не…

promo civil_disput august 9, 2012 18:40 112
Buy for 200 tokens
Похоже, Вы зашли в гости. Меня зовут Евгений Владимирович Милютин. Российский дипломат (в прошлом), историк, востоковед, писатель, автор книги «Психоистория. Экспедиции в неведомое известное». Имел опыт преподавательской работы в Asia Pacific Center for Security Studies (США). Имею ранг…
К сожалению технократию победила партократия. В итоге союз развалился, потому что болтуны не способны на долговременное созидание
Соперничество партократического и технократического начал проявлялось на протяжении всей истории СССР. Но победила ли в итоге партократия? Если опираться на факт разрушения советской техносферы вследствие падения СССР, может сложиться впечатление, что технократы этого делать бы не стали. Значит, это проявление соперничающего начала, значит, партократия. Но я не так в этом уверен. Можно найти в предательстве СССР и технократические мотивы.
Сейчас невозможно дать точный ответ. История СССР хорошо документирована, а документы доступны историкам, но только не те, что относятся к финалу. Про финал мы многого пока не знаем.
" "Советская" по названию власть не принадлежала советам депутатов трудящихся". Верно! Если проект исходил от высшего руководителя государства, т.как не было властных политических институтов, то напрашивается вывод. Формой правления в стране была автократия, а на словах утверждалась соц.демократия. Но, как известно,автократия не допускает народовластия. Т.есть суть демократии. А эти 600 человек, о которых вы пишите ,являлись особами приближенными к императору. Тем не менее, последнее слово было за НИМ. Далее. Капитализм никогда не выйдет за пределы частной инициативы. Форма меняется, а суть остается прежней. У него нет и не было могильщиков в лице пролетариата, а также чиновников. Чиновник состоит на службе капиталиста и верен ему. Мне кажется,Евгений, что вы идеализируете роль технократии. СССР был заидеологизирован так, что кибернетику, генетику считали буржуазной наукой. Я уж не говорю про искусство. И еще. "Советская деревня объективно не могла прокормить город". Небольшое уточнение. Вы говорите про советскую деревню, которая превратилась в колхоз? Да, действительно не могла. Большевики уничтожили Хозяина и высылали самых трудолюбивых, толковых и.т.п. С их т.зр.-логично. Кулак-частник, эксплуататор. Пьет кровь простого народа. Показательно, как в одном из рассказов, А.Платонов пишет про то, как в деревне большевистские активисты делили крестьян на кулаков и середняков, а затем репрессировали, хотя местные крестьяне стояли горой за своих земляков. Цвет крестьянства вырубили, сослали, а у остальных отобрали паспорта и стали работать за трудодни. По сути превратили в рабов. Как прокормить город? Не до жиру-быть-бы самим живу. Большевики много наломали дров, но главное положение и мысль Маркса неуклонно выполняли. В Манифесте Маркс писал про эксплуататоров и эксплуатируемых. Два антагонистических класса. Дабы устранить и разрешить этот антагонизм ,необходимо ликвидировать частную собственность, что и было сделано.
Ни русская, дореволюционная, ни советская деревня не могли прокормить город.
Леонид Васильевич Милов, Великорусский пахарь. Там всё сказано.
Не хозяин был нужен для этой задачи, а машины и удобрения.
Во всем остальном мы слишком сильно расходимся в морально-нравственным отношении.
Для выполнения любой задачи требуется хозяин. А машины разумеется нужны, но в хозяйственные руки. И, вообще,для нас это больная тема. История показала.
Русский хозяин не мог полвека купить машины, с 1861 по 1929 год. Такой был хозяин. Хозяйственный. А город те же полвека не мог произвести эти машины, потому что город полвека голодал. Детям рабочих в столицах давали не хлеб, полизать доску из лавки, где лежал хлеб. потому что хлеб был только для отца, чтобы не упал в станок от истощения.
Такой был город.
Согласен, что это больная тема для нас. Но не уверен, что для вас.