civil_disput (civil_disput) wrote,
civil_disput
civil_disput

Categories:

Наркотики подкидыши и самосуд в России

Откуда всё это пошло и когда прекратится?

Один из примеров чисто внешнего усвоения европейского социального знания привел В. О. Ключевский в своем «Курсе русской истории». Он писал о богатейшем пензенском помещике Н. Е. Струйском, бывшем одно время владимирским губернатором. Владелец великолепной домашней типографии, Струйский был знатоком европейской юридической науки. «Он сам судил своих мужиков, составлял обвинительные акты, сам произносил за них защитительные речи, но, что всего хуже, вся эта цивилизованная судебная процедура была соединена с древнерусским и варварским следственным средством — пыткой; подвалы в доме Струйского были наполнены орудиями пыток».

«В своем имении Струйский создал подлинный культ Екатерины II. Он заказал её портрет, и, надо сказать, это был один из лучших её портретов. А на потолке парадной залы его особняка наличествовал великолепный плафон с изображением монархини в виде Минервы, восседающей на облаке в окружении гениев и прочих атрибутов высокой поэзии. Она поражает стрелами крючкодейство и взяточничество, олицетворяемое сахарными головами, мешками с деньгами, баранами и т. п. И как венец всему — рядом высится башня с державным двуглавым орлом».
— Лев Бердников

Николая Еремеевич Струйский (1749 — 13 декабря 1796) слыл одним из лучших в России знатоков юридической науки, переводил и издавал западную литературу. Несколько книг были подарены Екатерине II.

Он также коллекционировал орудия пыток, находил редкие образцы во время многочисленных путешествий по Европе. Коллекцию он держал в подвале усадьбы, где в компании друзей время от времени устраивал суд «понарошку» над одним из своих крепостных. Вслед за судебным разбирательством по всем правилам науки, начиналась вторая часть игры: гости – прокуроры, следователи и адвокаты при помощи европейской коллекции сами выполняли «приговор суда».

По числу жертв Струйский обошел Салтычиху (они были современниками).

Екатерину II историки часто упрекают в том, что она ограничилась только одним приговором московской помещице, дескать, это была такая демонстрация, которая мало на что повлияла.

А что, разве далеко не власть даже, а наше общество в целом ушло от Струйского? Пол-ЖЖ само судит, само выносит приговоры и, пусть и на словах, но довольно настойчиво заверяет в намерении исполнить. Кажется, что у каждого второго внутри сидит десять таких Струйских или Салтычих.

Что касается Екатерины, то она была первым правителем, кто попытался разорвать этот круг беззакония, отказаться от повсеместной практики самосуда и установить правила, обязательные для всех, включая и монарха. 31 июля 1767 г. по инициативе Екатерины была созвана Уложенная комиссия, которая должна была подготовить новый свод законов Российской империи.

Екатерина придала этому мероприятию всероссийский размах. Внешние формы, в которые облекла Екатерина II разработку нового Уложения, напоминали созыв древних земских соборов. Звание депутата Уложенной комиссии давало небывалые привилегии. Депутаты были объявлены под «собственным охранением» императрицы, они освобождались пожизненно от смертной казни, пытки и телесного наказания, «в какое бы прегрешение не впали». Наконец, депутатам комиссии даны были особые нагрудные знаки, которые впоследствии дворянские депутаты могли включать в свои гербы. Все это должно было придать работе комиссии значение «великого дела».

Представительство в Уложенной комиссии было почти всесословным: тут были и дворяне, и горожане, и крестьяне. С учетом политических условий екатерининской России, состав Комиссии отвечал целям, поставленным царицей: «дабы лучше нам узнать было можно нужды и чувствительные недостатки нашего народа».

Процедура выборов депутатов предусматривала составление письменных наказов от их избирателей. В итоге в Комиссию было подано около 1,5 тыс. наказов от дворян, от горожан (точнее, от купечества), от черносошных, ясачных, приписных крестьян, от однодворцев, от пахотных солдат и т. д.

Наказы крестьян полны жалоб на произвол и бесправие, гнет тяжелых налогов и повинностей, полны жалоб на острое малоземелье, захваты земель дворянами, жесткие ограничения крестьянской торговли и т. д.

У помещиков тоже были свои жалобы: на побеги крестьян из вотчин, на разбой и воровство, на недостатки в системе подушной подати. Дворяне требовали расширения своих привилегий в области торговли и промышленности, открытия банков, дворянского самоуправления, выборного дворянского суда, усиления и укрепления власти над крестьянами, сохранения пыток. (На Салтычиху сами дворяне и жаловались, но не по существу, а в связи с тем, что слишком громко орали ее жертвы. Дело это отчасти происходило в ее московском доме, стоявшем на Лубянской площади)

Городские же наказы отражали сословные требования купечества: предоставления им исключительных монопольных прав на торговлю и промышленность за счет ограничения в этой области прав дворянства и крестьян. Купечество требовало освобождения от многочисленных служб и повинностей, от телесных наказаний, от рекрутчины и т. д. Наказы купцов пестрят требованиями разрешить им покупку крепостных, поскольку свободный найм, по преимуществу краткосрочный, лишал купцов уверенности в своих приказчиках.

Когда впервые знакомишься с этими обстоятельствами, кажется, что всё это могло бы произойти где-то в современном заксобрании.

Тогда, как и сейчас, никто никого не хотел слушать. Крестьяне требовали оградить их от крепостников, а крепостники продать им еще крепостных. Обратите внимание, что предприниматели, будучи недовольны дворянским произволом, сами лезли туда же, в крепостники.

Главная проблема, с которой столкнулась Екатерина состояла в том, что она одна знала русские законы. Да, она их прочитала за два года все, от корки до корки, и наворотила еще бог знает что в своем Наказе, попытавшись дополнить русскую систему права европейскими новациями.

Но зал ее не понимал и не слушал.

Депутатам были прочитаны все законы об имущественных правах с 1740 по 1766 г. Им читали Соборное уложение 1649 г., и трижды «Наказ» Екатерины II и, наконец, тексты 578 указов. Но все это было бесполезно, дискуссия увязла, как это часто бывает в комментариях, в выяснении "а ты кто такой?"

А единственным понимающим человеком в зале был… владимирский губернатор Струйский.


Tags: история России, национальный интерес
Subscribe

  • Северный морской путь уже не наш

    То есть, пока наш, конечно, но есть нюансы. Командующий силами НАТО в Европе американский генерал Кертис Скапаротти считает, что Россия слишком…

  • Американцам придется заново готовиться к ядерной войне

    Заявление президента России о создании беспилотных подводных аппаратов, способных двигаться на сверхбольшой глубине означает коренное изменение…

  • Сын матадора

    Лет пять назад я оказался в числе блогеров, приглашенных к представителю ЕС в России, испанцу по национальности. Пока коллеги фотографировали…

  • Червь дождевой. Производства Германии

    Если бы не революция, разве я пошел бы в дети лейтенанта Шмидта? "Золотой теленок" В ФРГ вырастили в том числе березы, ели, сосны и даже растения,…

  • У нас своих не сдают. А у них - сдают.

    Джордж Сорос через подконтрольный ему Центр исследования коррупции и организованной преступности (OCCRP) раскрыл схему поставок террористам

  • Всевидящее око

    Как сообщает Lenta.ru, ВКС России нанесли авиаудар, уничтоживший организатора терактов в Париже 13 ноября 2015 года Абу Мухаммада аш-Шимали (он же…

promo civil_disput august 9, 2012 18:40 114
Buy for 200 tokens
https://t.me/E_Milutin Похоже, Вы зашли в гости. Меня зовут Евгений Владимирович Милютин. Российский дипломат (в прошлом), историк, востоковед, писатель, автор книги «Психоистория. Экспедиции в неведомое известное». Имел опыт преподавательской работы в Asia Pacific Center for Security Studies…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments