civil_disput (civil_disput) wrote,
civil_disput
civil_disput

Category:

Первая попытка свержения Горбачева в 1987 г.

«Я не могу есть осетрину и заедать ее черной икрой».
– Б. Н. Ельцин

В «Государстве» стратегию игры против Цезаря излагает Сократ в споре с Фрасимахом, которого он прежде спрашивает, справедливо ли повиноваться властям? Получив утвердительный ответ, Сократ далее говорит, что власти могут совершать ошибки.

«Следовательно, принимаясь за установление законов, они одни законы установят правильно, а другие неправильно. Так я по крайней мере думаю. Правильные установления властям на пользу, а неправильные — во вред». Власть имущие иной раз приказывают то, что им самим идет во вред, однако подвластные все-таки должны это выполнять, причиняя властям вред по приказу самих властей. Наибольшую опасность данная стратегия представляет для Цезарей-реформаторов, которые вместо проверенных опытом рецептов правления, обращаются к решениям, о которых невозможно знать заранее, к чему они приведут.
Нужно лишь усилить вредоносный эффект таких решений для самого правителя.

В случае с Горбачевым это оказалось сравнительно легкой задачей, требовавшей, однако, тщательного анализа слабостей его психотипа. Мастерам политического заговора требовалось ускорить «ускорение», усилить все разрушительные эффекты «перестройки». Чтобы решить эту задачу, они вывели в политическое поле Ельцина, способного играть на публику не хуже Горбачева.

Во главе Москвы Ельцин занялся своим любимым делом — изображал народного заступника, ведущего непримиримую борьбу с чиновниками. Он разогнал в Москве 70% первых секретарей райкомов КПСС, 40% других работников партийного аппарата, 36% работников райисполкомов и других местных органов управления, стал устраивать показательные публичные «разносы». Короче говоря, делал все то, чем он раньше занимался в Свердловске, но теперь он делал это по приказу чекистов, стремившихся ослабить власть КПСС, прежде всего, в столице. Обо всех ельцинских действиях сообщали московские городские газеты и телевидение, и популярности новому главе Москвы это очень здорово прибавило — нет приятнее зрелища для холопа, чем публичная порка боярина.

Затем Ельцин придумал новый способ повышения своей популярности. Он отказался от служебной машины и стал ездить на работу в общественном транспорте — на метро и на автобусе, стал ходить в обычную поликлинику, позакрывал спецбуфеты и спецстоловые для начальства — т. е. начал «борьбу с привилегиями». В начале 1987 г. на встрече с агитаторами и пропагандистами партийных комитетов в Доме политпросвещения Ельцин заявил: «Пока мы живем так бедно и убого, я не могу есть осетрину и заедать ее черной икрой; не могу глотать импортные лекарства, зная, что у соседки нет аспирина для ребенка». Затем эту фразу начали распространять по Москве. Народу нравилось.

Многие авторы, включая бывшего председателя Совета Министров РСФСР Виталия Воротникова, отметили появление Ельцина в Москве в качестве поворотного момента в поведении Горбачева. С этого момента решения Горбачева становятся как-бы импульсивными. У его окружения сложилось впечатление, что он действует под нажимом, совершает все новые недопустимые ошибки.

Многие ведь помнили, как в роли секретаря ЦК Горбачев на одном из заседаний разнес всю концепцию «перестройки» в пух и прах.

Об этом свидетельствовал В. Печенев, помощник Черненко: «Если, к примеру, в материале, созданном нами, шла речь о необходимости перестройки старого хозяйственного механизма, то он неизменно правил это ключевое слово на «совершенствование». В декабре 1984 г. Горбачев выступил с докладом на Всесоюзной научно-практической конференции, где дал отпор сторонникам рыночной экономики или «рыночного социализма», возлагавшим главные надежды на развитие товарно-денежных отношений как способ повышения эффективности производства и подчеркнул, что главное историческое преимущество стран социализма — плановый характер экономики.

По-видимому, торможение процесса, исходившее от генсека, беспокоило чекистов. И они сначала угрожали Горбачеву заменой (если не очередной продолжительной болезнью), а потом решили устроить и саму замену.

12 сентября 1987 г. Б. Ельцин написал М. Горбачеву письмо. В этом письме он делал намеки на манеру Горбачева уклоняться от проведения реальной «перестройки», заниматься говорильней вместо реальных реформ: «Задумано и сформулировано по-революционному. А реализация, именно в партии, — тот же прежний конъюнктурно местнический, мелкий, бюрократический, внешне громкий подход. Вот где начало разрыва между словом революционным и делом в партии, далеким от политического подхода. Прошу освободить меня от должности 1-го секретаря МГК КПСС и обязанностей кандидата в члены Политбюро ЦК КПСС. Прошу считать это официальным заявлением».

Согласись Горбачев на отставку Ельцина — и тот, возможно, превратится в вождя очередной кадровой революции – а ведь Горбачев помнил, каким неоднозначным был его собственный путь к власти.

Если было нужно дополнительное подтверждение в пользу такого предположения, то оно прозвучало из уст Ельцина на Пленуме ЦК, собравшемся по поводу его отставки: «Меня, например, очень тревожит — у нас нет еще в составе Политбюро такой обстановки, а в последнее время обозначился определенный рост, я бы сказал, славословия от некоторых членов Политбюро, от некоторых постоянных членов Политбюро в адрес Генерального секретаря. Считаю, что как раз вот сейчас это недопустимо, именно сейчас, когда закладываются самые демократические формы отношения принципиальности друг к другу, товарищеского отношения и товарищества друг к другу. Это недопустимо. Высказать критику и лицо, глаза в глаза — это да, это нужно, а не увлекаться славословием, что постепенно, постепенно опять может стать «нормой», культом личности. Мы этого допустить не можем. Нельзя этого допустить».

Живой Генеральный секретарь по статусу был чем-то вроде царя — он был непогрешим. Критиковать можно было кого угодно, но только не Генсека. Царь никогда и ни в чем не виноват — во всем виноваты злые бояре, которые творят злые дела за спиной у государя-батюшки. Все хорошее, что в стране происходит — это заслуга царя, а все плохое — это вина злых бояр.

В послевоенной истории СССР было только два случая, когда главу партии критиковали открыто: в июне 1957 г. и в октябре 1964 г. В 1957 г. «антипартийная группа» — Маленков, Молотов, Каганович «и примкнувший к ним Шепилов» — раскритиковали Хрущева и попытались сместить его с должности, но попытка не удалась. В 1964 г. М. А. Суслов раскритиковал Н. Хрущева, и того сняли. Т. е. оба случая с критикой главы партии были связаны с намерением критикующих совершить переворот.
Именно такую угрозу Горбачев прочитал в словах Ельцина.

Другие участники Пленума Ельцина не поддержали. Почему?

Потому что знали, что Горбачев отделяет их от окончательного поражения и захвата власти в СССР аппаратом КГБ. (Что в конечном счете и произошло) Они уже знали, как это будет, им это показали на учениях 5 управления КГБ в Москве в июле – августе 1987 г., как раз накануне выступления Ельцина (сентябрь того же года).

Накануне «ельцинского» пленума около тысячи крымских татар, приехавших в Москву из Узбекистана, устраивали в городе пикеты, митинги, общались с прессой и терроризировали внезапно возникшей у них идеей автономии центральные органы власти. С ними встречались Громыко и другие руководители.

А вот московская милиция была «сама не своя» и ничем активистам не препятствовала. За исключением попыток отдельных активистов отлучиться по случаю шоппинга (всё равно в Москве!). Так нет. Такие попытки «оппозиции» размыть монолитность её рядов жестко пресекались. И даже (лето выдалось жаркое) за водой отпускали из оцеплений только по двое в сопровождении «социолога».

Эти «психологи» и «социологи» беспрепятственно проникали за кордон и не давали гостям столицы покоя ни днем, ни ночью: расспрашивали, фиксировали настроения толпы, оценки активистами их контактов с представителями власти и т. д.

Когда Политбюро, лишенное возможности управлять событиями, робко попросило эти события прекратить, начальник 5-го управления КГБ Ф. Бобков заявил, что «драматизировать ситуацию не следует. Мы сделали предупреждение о недопустимости антиобщественных действий. Ситуация контролируема. Публикация в печати назрела. Она многое бы сняла».

В центре Москвы идут акции протеста, а генерал КГБ говорит, что «драматизировать ситуацию не следует» и требует более широкого освещения действий «оппозиции» в печати. Представляете?!

Удивительно, что в такой ситуации у руководителей СССР всё же нашлось мужество выступить против Ельцина на Пленуме.
Однако, рычаги советской власти были уже потеряны.

В качестве отступления:
Крымским татарам разрешили вернуться в Крым только через 2 года, в 1989 г., а крымско-татарскую автономию — Крымскую АССР воссоздали в 1991 г. Однако за эти 4 года никаких акций протеста они больше не устраивали. Это говорит об удивительной управляемости крымско-татарского национализма.

7 апреля 1988 г. в Ленинграде на заседании клуба «Перестройка» с докладом «Бюрократизм и перестройка» выступил некто Борис Курашвили, которого собравшимся представили в качестве «юриста». Смысл доклада заключался в том, что бюрократы препятствуют «перестройке», и с ними надо бороться. А 25-го Б. Курашвили снова выступил в клубе и озвучил идею создания Союза демократических сил.

Кроме того, свои идеи Б. Курашвили повторил в интервью сотруднику АПН В. Телегину, и это интервью под названием «Демократический союз общественных сил: утопия? Возможность? Необходимость?» было опубликовано в эстонской газете «Вечерний Таллин» (26 апреля) и в латвийской газете «Советская молодежь» (27-го). Б. Курашвили вновь представляли как «известного ученого-юриста», не упоминая о других его занятиях.

Б. Курашвили окончил Высшую школу МГБ СССР, защитил кандидатскую диссертацию по тематике, имеющей гриф «ДСП», с 1953 г. по 1972 г. служил в органах госбезопасности. С 1972 г. полковник КГБ Б. Курашвили работал научным сотрудником в Институте государства и права АН СССР и параллельно преподавал в Высшей школе КГБ им. Ф. Э. Дзержинского.

Вот они, истоки отечественного либерализма!

Вскоре, 7-10 мая 1988 г. под Москвой состоялся учредительный съезд Демократического Союза. На этом съезде присутствовало около 100 чел. из 14 городов. Важную роль играли В. Новодворская и В. Жириновский.

ДС провозгласил борьбу за достижение следующих целей: а) восстановление частной собственности и переход к рыночной экономике, б) роспуск СССР и создание заново конфедерации независимых государств с установлением верховенства республиканских законов над союзными, в) ликвидация руководящей и направляющей роли КПСС, г) отмена обязательного изучения общественных наук на основе марксизма-ленинизма.

Трудно поверить, что «боевой отряд партии», то есть, КГБ, призванный защищать Советский Союз от внешних и внутренних угроз, придумал все это. Но таковы факты.

Это третья статья о событиях "перестройки", основанная на материалах курса психоистории России с древнейших времен до наших дней.

Первые две статьи:
1. Часть первая. "Бесславные творцы".
2. Часть вторая. "Больное сознание. Чернобыль".

Состав курса психоистории России

Общие сведения
Психоистория как наука
Модуль 1. Древняя Русь или психоисторический кастинг
Модуль 2. От Москвы к России. Взгляд аттрактора в себя
Модуль 3. От Петра I до Пугачева. Плюсы и минусы российского западничества
Модуль 4. Россия как часть европейского концерта
Модуль 5. Падение самодержавия
Модуль 6. Октябрьская революция и диктатура Ленина
Модуль 7. Формирование технократического государства
Модуль 8. Советская власть в поисках мира и счастья
Отзывы участников курса

Чтобы прослушать этот курс в скайпе, пришлите мне личное сообщение. Вы также можете присоединиться к группе любителей психоистории «Зеленая Лампа» в Фейсбук

Tags: новый курс русской и советской истории, психоистория
Subscribe

Posts from This Journal “новый курс русской и советской истории” Tag

promo civil_disput august 9, 2012 18:40 114
Buy for 200 tokens
https://t.me/E_Milutin Похоже, Вы зашли в гости. Меня зовут Евгений Владимирович Милютин. Российский дипломат (в прошлом), историк, востоковед, писатель, автор книги «Психоистория. Экспедиции в неведомое известное». Имел опыт преподавательской работы в Asia Pacific Center for Security Studies…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments