милютин е. в.

Падение Адена

630.jpg
Силы "Южного переходного совета" Йемена захватили президентский дворец Маашик и установили контроль над временной столицей Йеменского государства – городом и портом Аден.

Глава этого государства, фактически оккупированного Саудовской Аравией и Объединенными арабскими эмиратами, Абд Раббо Мансур Хади живет в Саудовской Аравии, а его «настоящая» столица Сана контролируется северными повстанцами из движения «Ансар Аллах», известными также как «хуситы».

Арабская коалиция (КСА, ОАЭ, в качестве главных участников, а также Египет, Пакистан, Иордания, Судан, Катар и Бахрейн) с марта 2015 г. ведут жестокую войну против «Ансар Аллах» при поддержке (или, скорее, попустительстве ООН) с участием 150 тыс. контингента наземных сил и 100 боевых самолетов, что привело к гуманитарному кризису в стране, которая уже нисколько не напоминает процветавший некогда советский Йемен.

Военного успеха в Йемене арабская коалиция не добилась, зато хуситы не без помощи, как говорят, Ирана добились немалых успехов в военном ракетостроении, обстреляв недавно ракетой "Буркан-3" порт Эд-Даммам на восточном побережье Саудовской Аравии на удалении более 1000 км. от предполагаемого места запуска ракет.

В тот же день (1 августа 2019 г.), хуситы нанесли ракетный удар по военной базе в Адене, где проходил парад южных союзников коалиции. Погибли десятки военных и генерал Мунир аль-Яфей, командовавший 1-й бригадой сил «пояса безопасности», лояльных президенту-эмигранту Хади.

И вот теперь арабской коалиции предстоит иметь дело не только с северными повстанцами, но и с южными.

Из сообщений РИА Новости и BBC пока не вполне ясен состав сил «южан».

Южный Переходный Совет был сформирован губернаторами нескольких восточных провинций Южного Йемена в апреле 2017 г. и, как считают наблюдатели, фактически управляет большей частью страны и островом Сокотра. Возглавляет Совет бывший губернатор провинции Аден Айдарус аль-Зубайди (на заглавном фото), клан которого является частью саудовской богословской элиты.

Аль-Зубайди, как легко предположить, большой друг России. В марте 2019 г. состоялся его визит в Москву, где он был принят неофициально, но на высоком уровне, и где он призвал Россию восстановить в полном объеме былое военное присутствие в Йемене.

Предложение не лишенное смысла, так как в истории этой страны при советской власти всё было тихо и спокойно. Правда, и тогда периодически возникали конфликты между Севером и Югом, или на границе с саудитами, или между различными йеменскими кланами, но они не приводили к большой крови из-за опасения вмешательства русских, а у нас там было немало своих и подконтрольных нам иностранных сил, или же конфликты гасились после телефонного звонка в ЦК КПСС. Йеменцы до сих пор помнят, как совершенный в 1986 г. в Адене по чистой случайности государственный переворот был быстро подавлен советскими военными советниками, рабочими ремонтного завода, пришедшими им на помощь палестинскими эмигрантами и быстро прибывшими «откуда-то» кубинцами. Но то была другая эпоха, конечно.

С благодарностью йеменский народ вспоминает и времена британского колониального господства. В связи с чем Аль-Зубайди, посетив Москву, побывал и в Великобритании.

В некоторых арабских изданиях и самого Аль-Зубайди, и его Переходный совет устойчиво связывают также с ОАЭ.

Второй силой, принявшей участие в событиях последних четырех дней, когда в Адене велись ожесточенный бои между силами Аль-Зубайди и войсками Хади, стали ополченцы «пояса безопасности», до сих пор лояльные Хади.

Но, похоже, они на последнем этапе боев выступили против него. Иначе трудно объяснить известия о переходе под контроль Аль-Зубайди лагерей трех из четырех бригад т. н. «правительственных войск» при пассивности иностранных арабских военных.

Ссылаясь на опыт моих коллег из МИД и некоторых других ведомств, имевших отношение к событиям 1986 г., могу утверждать, что йеменские «войска» и «ополчения» мало чем друг от друга отличаются, но, в любом случае, представляют собой серьезную силу. Во времена оны мы ставили наших йеменских военных друзей выше любых прочих арабов, кроме палестинцев и алавитов (которые, впрочем, только говорят по-арабски, но в этническом и культурном отношениях отличаются от большинства своих соседей-арабов).

Предупреждая возможные вопросы, скажу, что силы Аль-Зубайди пока не стоит рассматривать в качестве союзников «хуситов». До сих пор южане воспринимали их в качестве врагов, покусившихся на независимость Юга – в этом отличие позиций Хади, выступавшего за единство Севера и Юга и Аль-Зубайди и его сторонников, считающих, что Юг – это отдельное государство.

В силовое противостояние с другими арабскими странами «Южный совет» до сих пор не вступал. Однако целесообразность, да и сама возможность присутствия войск арабской коалиции на Юге уже поставлена под сомнение.

orig.jpg
Об авторе
Евгений Владимирович Милютин (род. в 1965 г.) – российский историк, востоковед, получивший образование в Институте стран Азии и Африки при МГУ, Дипломатической академии МИД России, Академии народного хозяйства при Правительстве РФ. Имел опыт преподавательской работы в Asia Pacific Center for Security Studies (США). Имеет ранг второго секретаря российской дипломатической службы. Писатель, автор книги «Психоистория. Экспедиции в неведомое известное», изданной в 2017 г. в Германии. Журналист, пишущий на темы психоистории, постоянный автор газеты «Литературная Россия». Руководитель международного сообщества психоисториков «Зеленая Лампа».

Recent Posts from This Journal

promo civil_disput august 9, 2012 18:40 112
Buy for 200 tokens
Похоже, Вы зашли в гости. Меня зовут Евгений Владимирович Милютин. Российский дипломат (в прошлом), историк, востоковед, писатель, автор книги «Психоистория. Экспедиции в неведомое известное». Имел опыт преподавательской работы в Asia Pacific Center for Security Studies (США). Имею ранг…