February 28th, 2016

ришелье

Филолог, а читать не умеет

Оригинал взят у shel_gilbo в Москоуский стайл гуманитарного образования
Послушал  последнюю передачу Юли Латыниной и узнал оттуда много нового о россиянцском образовании.  Когда оная боевица пиарного фронта рассказывала народу о своих наблюдениях за стрелкой осциллографа, я списал это на то, что филологу знать устройство приборов вовсе не обязательно. Но сегодня госпожа Латынина порадовала нас заявлением, что Париж в царствование Наполеона Третьего перестроил некий ... архитектор Хаусманн.

Это заявление заставляет вздрогнуть. Дело в том, что у цивилизованных людей знание столь существенных моментов истории, как перестройка Парижа, считается нормой. А неследование этой норме - дикостью.

Как известно, осуществлял перестройку префект Парижа (департамента Сены, тогда ещё включавшего весь город), Жорж Эжен Осман, который архитектором никак не являлся, а был по образованию юристом. В силу его эльзасского происхождения он имел фамилию по написанию старонемецкую, однако же давно галлизированную в произношении. Писалось его имя Georges Eugène Haussmann, что и произносится как Жорж Эжен Осман.

Я готов допустить, что в силу каких-то жизненых обстоятельств госпожа Латынина не получила положенного цивилизованному человеку гуманитарного образования, и потому могла не знать обстоятельств перестройки Парижа и моментов биографии связанных с этим исторических персонажей. Однако же, согласно официальной ея биографии указанная дама является... дипломированным филологом. А дипломированный филолог никак не мог не знать особенностей французского произношения, и прочитать вместо Жорж Эжен Осман что-то типа Георг Евгений Гауссманн или Джордж Юджин Аусмэн, или даже Хорхе Эухенио Хауссманн.  Дипломированный филолог может разглядеть стрелку на осциллографе, объявить юриста архитектором, даже считать рыночную экономику дееспособной вполне может, но не знать, как читается то, что она видит своими глазами?

Этот факт заставляет задаться недоумённым вопросом: кто продал диплом филолога даме, которая не может даже прочесть по правилам имя, да ещё имя широко известное?  Когда находят копипастные диссертации у чиновников или купленные дипломы у генералов, это вряд ли может сильно удивить. Но в данном случае дама претендует на то, что она из интеллигентной семьи, у московских престарелых инженеров за интеллигенцию числится, за профессионального филолога себя публично выдаёт... а читать не умеет.

Я думал, Москва меня уже ничем не может удивить. Но всё ещё удивляет...
promo civil_disput august 9, 2012 18:40 114
Buy for 200 tokens
https://t.me/E_Milutin Похоже, Вы зашли в гости. Меня зовут Евгений Владимирович Милютин. Российский дипломат (в прошлом), историк, востоковед, писатель, автор книги «Психоистория. Экспедиции в неведомое известное». Имел опыт преподавательской работы в Asia Pacific Center for Security Studies…
ришелье

Угроза практически для каждой семьи

"Историки (Ф. Бродель) считают моментом возникновения упорной классовой ненависти период Возрождения. Возникла эта ненависть не из-за разделения людей по доступу к материальным благам, а из-за сегрегации по отношению к болезни. Именно это было воспринято как разрыв с идеей религиозного братства – разрыв не социальный, а экзистенциальный. Тогда в больших городах Европы при первых признаках чумы богатые выезжали на свои загородные виллы, а бедные оставались в зараженном городе, как в осаде (но при хорошем снабжении во избежание бунта). Происходило «социальное истребление» бедняков. По окончании эпидемии богачи сначала вселяли в свой дом на несколько недель беднячку-«испытательницу».
Россия избежала такого классового разделения народа, а его вторжение в конце ХIХ века вскоре привело к революции. И вот, такое разделение сейчас производит сама государственная власть. Что же нас ждет в конце этого тоннеля? Угроза для нас велика, отказ от здравоохранения и сдвиг к покупке медицинских услуг – ложная рыночная утопия, которая уничтожает великое достижение цивилизации.
Если реализация этой утопии заходит далеко, право на здоровье стягивается к небольшому богатому меньшинству. А строго говоря, после некоторого порога не остается ни у кого. В Западной Европе уже сейчас богатые люди, заболев серьезно, обращаются к государственной системе социального здравоохранения – сидят в очереди в поликлинике, ложатся в общую палату в больнице. Потому что только эта, организованная государством, коммунальная система обладает возможностью создать и содержать целостную научно-техническую, информационную и организационную основу современной медицины. Эта медицина представляет сегодня огромную отрасль, даже, точнее, межотраслевую сферу, типа ракетно-космической отрасли, которую содержать может только государство или союз государств. Частные фирмы и госпитали в такой медицине могут быть лишь элементами этой системы, работая в симбиозе с государством.
Коммерциализация медицины (с неминуемой ползучей приватизацией больниц и поликлиник) – угроза практически для каждой семьи". - С. Кара-Мурза

источник