May 20th, 2016

ришелье

Евгений Евтушенко протестует против новых гонений на литературу

Мы позвонили Евгению Александровичу Евтушенко. Как выяснилось, он уже знал о постигшей нас беде. И первый его вопрос был: «Неужели вас совсем закрывают?». Нет, до этого дело пока ещё не дошло. Пока московская власть нас только выбрасывает на улицу, но ещё не закрывает. Хотя от иных ретивых столичных
чиновников всего можно ожидать.

Полностью здесь

promo civil_disput август 9, 2012 18:40 114
Buy for 200 tokens
https://t.me/E_Milutin Похоже, Вы зашли в гости. Меня зовут Евгений Владимирович Милютин. Российский дипломат (в прошлом), историк, востоковед, писатель, автор книги «Психоистория. Экспедиции в неведомое известное». Имел опыт преподавательской работы в Asia Pacific Center for Security Studies…
ришелье

Почему нельзя допустить поражения Литературной России?

Изданий-то таких всего – может, двадцать на всю страну. В основном – журналы, но есть и несколько газет, среди которых «Литературная Россия» занимает особое место.
В 90-е годы власть с пониманием относилась к тому, что прославленные журналы и газеты должны оставаться в тех помещениях, которые принадлежат им исторически (но не юридически), и их пребывание в центре Москвы – не чья-то «хотелка», а функциональная необходимость. В конце «нулевых» власть переменила мнение.
Помимо «Дружбы народов», на памяти истории с «Москвой», «Новым миром», петербургской «Звездой», екатеринбургским «Уралом» (правда, его хотели не выселять, а закрывать; будь он негосударственным – было бы как со всеми). В каждом из этих случаев вмешательство широкого круга писателей останавливало выселение. В каждом случае, кстати, для чиновников средней руки было большим сюрпризом, что за «дохлую», «никому не нужную», «лоховскую» организацию, по недоразумению всё ещё занимающую полтора квадратных метра в центре, вдруг вступаются именитые люди, лауреаты государственных премий и всех других возможных наград, вхожие, кстати, в высшие кабинеты, пусть и по случаю праздников. Каждый раз – на лицах чиновников, пошедших на попятную, читается: ну мы же не знали. Не знали, что это всё ещё кому-то нужно.

Полностью здесь