October 31st, 2016

ришелье

Послушай, поручик, а может вернемся?

Елизавета II предложила американцам вернуться в лоно Империи.

"С учетом безнадежной ситуации, в которой вы оказались", так начинается обращение британского монарха к народу США, прозвучавшее накануне выборов президента, на пост которого претендуют два противоречивых кандидата.

"Просто напишите мне, и не о чем больше беспокоиться", пообещала Королева.
Елизавета II особо подчеркнула, что "никогда не пользовалась электронной почтой", и не вступала в сексуальные отношения ни с кем, кроме только одного человека, "да и то, нечасто".

"Using the closing moments of her speech to tout her credentials, the Queen made it clear that she has never used e-mail and has only had sex with one person “very occasionally.”

от Andy Borowitz, ведущего сатирическую колонку в журнале The New Yorker.

promo civil_disput august 9, 2012 18:40 114
Buy for 200 tokens
https://t.me/E_Milutin Похоже, Вы зашли в гости. Меня зовут Евгений Владимирович Милютин. Российский дипломат (в прошлом), историк, востоковед, писатель, автор книги «Психоистория. Экспедиции в неведомое известное». Имел опыт преподавательской работы в Asia Pacific Center for Security Studies…
зеленая лампа

Мыслящий субъект

следы

О чем говорили сегодня:
«исторический» уклон гегелевской философии не в большей степени является самоцелью, чем «филологический» уклон прежней философии. В обоих случаях философ уподобляет себя следователю, который прежде изучал расположение постеров на стене комнаты, сравнивал их размеры, а теперь заинтересовался историей их появления. Но не сами постеры представляют для него интерес, а встреча с тем, кто живет в комнате.

Следователь вынужден изучать следы потому, что сам объект изучения ему недоступен. В нашем случае – не локализован в пространстве, хотя мы и ощущаем присутствие этого объекта постоянно в нашем сознании.

Так как мысль есть сущее, и это сущее имеет собственную историю, превосходящую историю каждого мыслящего существа в отдельности, возникает вопрос, не должны ли мы воспринимать мысль также как нечто, обладающее и собственной субъективностью?

Иными словами, конечной целью нашего пути может стать обнаружение не просто знания самого исследователя, а такого знания, которое для себя наделено волей к познанию, и может знать нас также, и даже лучше, чем мы знаем его.

Гегель отвечает на этот вопрос утвердительно, говоря, что конечной целью и философии, и всей системы наук, должно быть понимание и выражение «истинного не как субстанции только, но равным образом и как субъекта».