April 14th, 2019

ришелье

VII. Курс психоистории России. Модуль 6. Октябрьская революция и диктатура Ленина

В статье Андрея Синявского «Что такое социалистический реализм?» был приведен отрывок из произведения советского писателя В. Ильенкова, где автор утверждает приоритет единомыслия как специфической формы советского мышления.

«Россия пошла по своему пути — всеобщего единомыслия. Люди тысячи лет страдали от разномыслия. И мы, советские люди, впервые договорились между собой, говорим на одном, понятном для всех нас языке, мыслим одинаково о главном в жизни. И этим единомыслием мы сильны, и в нем наше преимущество перед всеми людьми мира, разорванными, разобщенными разномыслием...» (В. Ильенков. «Большая дорога», 1949 г.)

И, правда, на единстве мнений «партии и народа» настаивали официальные советские круги и пропаганда, но было ли это единство продиктовано общепринятым, как пытался убедить своих читателей Ильенков, знанием того, как должно поступать человеку, или единомыслием прикрывалось незнание дальнейшего пути и боязнь проиграть в честной борьбе мнений?

Еще при жизни Ленина курс большевиков успел несколько раз радикально измениться: от диктатуры рабочего класса к разгрому рабочей оппозиции, настававшей на продолжении такой диктатуры; от крайних форм обобществления хозяйства и быта к возрождению частной собственности во времена НЭПа; от мировой революции к тайным договоренностям с германской военщиной; наконец, от власти советов к диктатуре группы вождей революции во главе с Лениным. Да и позже линия власти колебалась с не меньшей амплитудой: от разоблачения Сталина к осуждению Хрущева, от критики брежневского застоя к перестройке всего и вся при Горбачеве.

На заре советской власти ее противник, публицист кадетской партии А. С. Изгоев утверждал, что российская интеллигенция подошла к революции, не понимая «ни природы человека и силы движущих им мотивов, ни природы общества и государства и условий, необходимых для их укрепления и развития». Поэтому, когда интеллигенция взяла власть вместо царя, ее, по словам Изгоева, «постигло банкротство, заставившее забыть даже провал монархии». Мнение Изгоева кажется и верным, и неверным одновременно. «Обанкротившись», Россия превратилась в советскую сверхдержаву и открыла человечеству дорогу в космос. Победила во второй мировой войне и стала хозяйкой половины Европы. С другой стороны, чем объясняется катастрофическое поражение СССР в финале его истории? Почему сегодня мы ищем ответ на те вопросы, которые российское общество уже задавало себе между Февралем и Октябрем 1917 года?

Наша сложная, противоречивая судьба вновь ставит нас перед загадкой мышления, пытающегося понять самое себя.

Collapse )

promo civil_disput august 9, 2012 18:40 114
Buy for 200 tokens
https://t.me/E_Milutin Похоже, Вы зашли в гости. Меня зовут Евгений Владимирович Милютин. Российский дипломат (в прошлом), историк, востоковед, писатель, автор книги «Психоистория. Экспедиции в неведомое известное». Имел опыт преподавательской работы в Asia Pacific Center for Security Studies…