civil_disput (civil_disput) wrote,
civil_disput
civil_disput

Categories:

Не дураки и не дороги

Не встречая возражений, подпоручик Дуб распространялся о великолепном впечатлении, которое производит на него этот разорённый край, свидетельствующий о том, как умеет бить железный кулак нашей армии. Ему опять никто не ответил.
И он повторил: «Да, безусловно, разумеется, русские отступали здесь в страшной панике». – Ярослав Гашек, «Похождения бравого солдата Швейка»
Скучая на станции Бугульма в маленькой военной комендатуре (она сохранилась, там музей), Гашек рисует образы далекой родины – Прага, пражане, военные и гражданские персонажи распадающейся Австро-Венгерской империи.
Чех Дуб – приспособленец до такой степени, когда это качество начинает граничить с идиотизмом. В компании австрийских офицеров чешский поручик восхищается разоренной австрийской Галицией – краем населенным славянами, но все же – Австрия!

9505_900

Он, этот Дуб, конечно, полезный идиот, но его общество страшно напрягает воспитанного человека. Капитан Сагнер, слушая разглагольствования подчиненного, делает мысленную пометку: когда они будут в окопах и положение станет особенно опасным, он при первом же удобном случае пошлёт подпоручика Дуба за проволочные заграждения в качестве офицера-разведчика для рекогносцировки неприятельских позиций.
Восхищение славянина разоренным славянским краем слишком точно предсказано Гашеком, слишком узнаваемо в контексте пережитого Россией за двадцать последних лет, чтобы оставить без внимания эту зарисовку. Ведь Дуб – это и Горбачев, лучший немец. Это и Путин, которому кажется, что в России многовато рабочих мест, детских садов, наук и жилья для русских, зато ставки по кредитам все еще недостаточно высоки, это и путинский наместник Ткачев, утопивший целый город, и все еще губернатор, все еще казак.
Если деяния партайгеноссе из «Единой России» известны нам слишком хорошо, то на ее фоне другие политические организации, которые хотя бы сочувствуют Русскому Холокосту, уже заслуживают аплодисментов.
Аплодисментов хотя бы авансом, на будущее, или если вдруг представится возможность послать всех этих лучших немцев «за проволочные заграждения в качестве офицеров-разведчиков».
Круглый стол фракции ЛДПР в Государственной думе и молодежной организации ЛДПР, который мне довелось посетить в этот понедельник, я безусловно отношу к тем редким инициативам российских политиков, которые заслуживают одобрения и поощрения.
Хотя я пошел вчера в Думу скорее в силу выработанного годами автоматизма, «пригласили, значит, надо», мероприятие меня не разочаровало, напротив, дало много пищи для «раздумий о судьбах нашей Родины», как, уверен, и его организаторам.
Прежде чем перейти к рассказу об увиденном и услышанном, хочу похвалить этих самых организаторов за честность: обещание дать высказаться ВСЕМ гостям, несмотря на сложность такого формата встречи – малый зал Думы не такой уж и малый, но он был битком – но обещание было выполнено.
Что касается содержания выступлений, то оно меня, признаюсь, удивило. Хотя, казалось бы, что может удивить бывшего партийного инструктора, дипломата, преподавателя философии, наконец, просто блогера, который шага не ступит, лампочку в патрон не ввинтит, не ознакомившись прежде с мнением по данному вопросу сообщества «за теплые ламповые лампочки и против жуликов-воров».
Мне казалось, что социально-политические проблемы России видятся мне и под верным углом зрения, и в правильной последовательности: первая, вторая, третья. Что проблем много, что в системе проблем есть некая логика, но я, оказывается, ошибался.
Когда к микрофону вышел седьмой или восьмой участник и сказал, что он, как и все перед ним выступавшие, тоже представляет 16 (30, 45, 69) семей, у которых точно так, как в Москве, Мордовии, Краснодаре и т.д., местный департамент жилищной политики при поддержке ФСБ и губернатора отнимает единственное жилье, мне, товарищи дорогие, стало реально не по себе. Я не хочу сказать, что в рамках общей темы совсем не было разнообразия. Например, гость из Краснодара признался, что у его семьи отнимают не жилье, а три сахарных завода, и как раз это выступление и стало для меня границей между шоком и пониманием явления.
Как-то очень живо представилось, что следом за дольщиками, пайщиками и сахаро-рафинадчиком выйдет академик и скажет, что у него отжимают Академию Наук, или, что выйдет девочка с косичками и скажет, что ФСБ, ФСО и еще черт знает какая аббревиатура забрали в плен куклу Барби и книжки про Гарри Поттера.
А усталый президиум, не менее меня, не менее самих выступающих ошарашенный потоком однотипной информации в 100500-й раз даст совет: «Девочка, пиши в Москву, Охотный ряд, Госдума, Жириновскому».
Попробуем разобраться, что перед нами за зверь, и откуда у него ноги растут. Почему третье десятилетие реформ открывается этой драмой, когда «на местах» или в центре кто-то стремится отобрать у обычных ничем не выдающихся граждан не собственность даже, а какие-то краюшки и кусочки собственности, которые им с трудом удалось накопить, нажить непосильным трудом в неприспособленных для любого труда исторических условиях?
Случалось ли нечто подобное в отечественной или мировой истории?
Рискну поспорить с теми, кто сошлется на опыт наших продразверсток и коллективизаций. Тогда было понятно, кто отнимает, зачем и что взамен. Сегодня не ясно, зачем губернатору чужой сахарный завод, на хрена ФСО кукла Барби – это не слишком весомая прибавка к и без того обширным губернаторским или генеральским состояниям и владениям. И взамен ничего не предлагают. Более того, делают вид, что ничего такого и вовсе не происходит, а очередь у микрофонов не уменьшается, уверен, что мы вчера видели лишь небольшую часть этой очереди.
Когда нет простых объяснений, следует спросить у древних римлян. В римской истории было все. Наверняка, было в Риме и нечто подобное нашей ситуации.
Вспомним уроки Милютинской школы (кто их помнит) и закон неадекватности замен. Общество подобно кирпичной кладке: оно может долго оставаться в стабильном состоянии и не давать уродливых явлений, пока все кирпичи в кладке стандартного размера. Таким было римское общество до войн с Карфагеном или советское общество до Великой отечественной войны. Войны выбивают из кладки целые куски, а оставшиеся кирпичи трескаются, или их приходится заменять чем попало, например, гастарбайтерами, хотя в Риме такой заменой стали италики – не варвары, но и не римляне.
Такая конструкция уже не справляется с прежней нагрузкой и ее, собственно, нельзя даже считать конструкцией, от прежней культуры она отличается как груда камней от великих пирамид.
Начинает формироваться новая культура. Этот процесс чаще всего выражается в разделении исходного материала на многочисленные кластеры «своих» и «чужих». Некие новые «свои» начинают обижать неких новых «чужих». При этом и «свои» и «чужие» стремятся овладеть властными символами, вообще любыми элементами семиотической инфраструктуры прежнего порядка, но эти элементы теперь используются не по их целевому назначению. Римская республика, как мы помним, раскололась на Сенат и легионы. Легионы постоянно враждовали между собой и заставляли Сенат перераспределять имущество в свою пользу. Если легионам Суллы удавалось выбить легионы Мария из Рима, там начиналось примерно то, что происходит сегодня в Краснодарском крае или в Мордовии. У семей «вражеских» легионеров забиралось все, вплоть до драных носков. Причем, решением Сената. Формальная законность таких решений, возможно, была безупречной, но в условиях, когда "по жизни" равные права на участок землицы с драными носками имели легионы (а, на деле, личные армии) Мария, Суллы, Помпея, Цезаря, формальное право превращается в полную бессмыслицу. Срок жизни правового решения (и, чем дальше, чем больше срок жизни конкретного сенатора) определялся временем марш-броска обиженного дольщика. Сегодня в России соперничают еще не легионы, а ведомства, избирательные комиссии и прокуроры, но за этими внешними отличиями нетрудно увидеть то общее, что объединяет нашу ситуацию с гражданскими войнами Рима: закон неадекватности замен, груду камней вместо прежнего советского монолита, враждующие гражданские кластеры, бесконечные переделы собственности.
Какой отсюда следует вывод для партийной политики? Достаточно нетривиальный. Политика должна стать по-настоящему партийной. Ни одна партия, которая хочет сохранить себя в сколь-нибудь значимой перспективе, не может более ставить на одну доску «свой» легион и «чужой», своего избирателя и вражеского на том основании, что вражина де «тоже россиянин». Это было возможно вчера, но завтра это приведет к поражению. Вы не можете более делать вид, что вы партия одновременно Мирзаева и Агафонова, что вы на стороне одновременно и закона, и вашего избирателя. Это могла себе позволить КПСС, правившая обществом с другой структурой связей, интересов, с общей культурой. Сегодня ни одна из российских партий не может себе позволить быть чем-то иным, нежели партией целевой аудитории, партией своего избирателя.
Те партии, которые будут вести себя иначе, первыми отправятся за проволочные заграждения.
SED ALIA TEMPORA
Tags: актуальная политика
Subscribe

promo civil_disput august 9, 2012 18:40 115
Buy for 200 tokens
https://t.me/E_Milutin Похоже, Вы зашли в гости. Меня зовут Евгений Владимирович Милютин. Российский дипломат (в прошлом), историк, востоковед, писатель, автор книги «Психоистория. Экспедиции в неведомое известное». Имел опыт преподавательской работы в Asia Pacific Center for Security Studies…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments