civil_disput (civil_disput) wrote,
civil_disput
civil_disput

Categories:

МЯТЕЖЕВОЙНА

Имя Евгения Эдуардовича Месснера (1891-1974) сегодня, казалось бы, должно быть на устах у всех, кто интересуется развитием событий на Украине и в России, а его книга «Мятеж – имя третьей всемирной» (Буэнос-Айрес, 1960), неоднократно издававшаяся в СССР – под грифом «для служебного пользования», и, уже открыто, в России – эта книга должна лежать на рабочих столах в правительствах, военных штабах, управлениях специальных служб.
Но имя никто не произносит, а книгу, похоже, мало кто у нас читал и понял.
Напомним.

месснер

…создалась новая форма вооруженных конфликтов, которую назовем МЯТЕЖЕВОЙНОЙ, в которой воителями являются не только войска и не столько войска, сколько народные движения. Этот новый феномен подлежит рассмотрению с разных точек зрения, и в первую очередь с психологической: если в войнах классического типа психология постоянных армий имела значение, то в нынешнюю эпоху всенародных войск и народных воюющих движений психологические факторы стали доминирующими. Народное войско — психологический организм, народное движение — сугубо психологическое явление. Война войск и народных движений — мятежевойна — психологическая война. – Е. Месснер

В понимании Месснера, мятежевойна – это, прежде всего, война хорошо подготовленных мятежников против государства. Это не просто восстание, а новое слово в военном искусстве. Месснер и сам принимал участие в мятежевойне такого типа, и мог наблюдать множество подобных проявлений в 50-60 – е гг. в странах третьего мира.
Но книга Месснера не была бы столь интересна, если бы автор не заметил возможность и другого варианта: война одного государства против другого в форме мятежевойны.

В нынешнюю эпоху легче разложить государство, чем его покорить оружием. Государства стали морально уязвимыми, потому что ослабело мистическое значение государства. Оно в глазах людей перестало быть высшим из земных установлений. – Е. Месснер

Вскоре после смерти Месснера на эту мысль обратил внимание один из крупнейших военных стратегов Запада Колин Грей.
Грей посвятил немало книг, статей и учебных курсов способам войны англо-саксонского мира против СССР, но каждое его выступление заканчивалось словами: “Still, how do we win?”

- Так как же нам одержать победу? – К. Грей

Суть стратегии Запада в ядерную эру в понимании Грея состоит в том, чтобы одержать стратегическую победу над противником нестратегическими, неядерными средствами.
Такое решение было найдено и оно оказалось до идиотизма простым. Грею и его коллегам не нужно было ничего придумывать, достаточно было открыть книгу Месснера и прочитать:

... появление иррегулярного войска привело к вульгаризации понятия "войско", а отсюда - снижение военной этики. Этика допускала военные хитрости, но не коварство. Ныне же в штабах разрабатывается тайновоевание: стратегия, оператика и тактика низости - террора, вероломства, измены... Сейчас же подлость вводится в систему и арабский способ ведения войны - "грязная война" - становится основной частью каждой войны.

Государства жили в мире или воевали. Третьего положения не бывало. Его выдумал Троцкий: не мир и не война. Эта формула отказа от заключения мира сейчас приобрела иной смысл: отказ от явной войны. Упразднена определенная, очевидная грань между мирными и военными международными отношениями. Можно воевать номинально и даже забыть о своем нахождении в войне...

Как же так? Начни войну и забудь о войне?
Очень просто!
Если Месснер писал о действительном политическом мятеже, разворачивающемся на фоне действительного политического кризиса, то военная мятежестратегия Запада предусматривает искусственное создание и того, и другого.
Как показывает история постсоветских стран, мятежевойна в исполнении западного блока включает три этапа.

«Пир» на весь мир
Выбрав жертву, штаб мятежевойны предоставляет элите государства-противника различные льготы. Но льготы весьма своеобразные. Это, прежде всего, кредиты, которые можно не отдавать, которые можно и, как подсказывают новые «друзья», даже нужно украсть, чтобы не работать в поте лица. В нормальном государстве элиты трудятся, их богатство возрастает относительно медленно, а воровство у себя наказывается, но элита государства жертвы трудиться в своем государстве не должна, зато ей предоставлено дармовое право вести роскошный образ жизни на территории противника и, поначалу, за его счет.
Это фактически та же стратегия, которой следуют банки на рынке потребительского кредитования: «живи сейчас, плати потом».
Когда это «потом» наступает, оказывается, что пока шел пир в верхах, внизу началась чума.
Пренебрежение элиты своими обязанностями уже привело к кризису в экономике и раздражению в обществе. Ответственная элита могла бы это исправить – но элита-жертва уже не способна прервать роскошный пир, не требовавший от нее усилий, она уже психологически зависима от постоянного состояния пира.

«Экспертная» помощь
Следствием этой зависимости становится утрата чувства реальности – точно так же, как в случае с наркоманией. Наши «друзья», разумеется, на этом играют. Это не лодыри не правы, учат они, во всех бедах вашего государства виноваты те, кто плохо работает на лодырей. У вас слишком высокие военные расходы, много «лишнего» ядерного оружия – Украину легко убедили в том, что оно у нее «лишнее». Или у вас неправильная система общедоступного образования, здравоохранения, слишком дешевые коммунальные услуги – у вас ненужная и затратная промышленность, наука. К вам не идут иностранные инвестиции – продай почку, «у тобi же есть еще!» Выпей с нами!

Криптоополчение
К концу «экспертного» периода элита государства-жертвы уже получила целый клубок неразрешимых проблем. Поначалу «демократическое», такое государство стало диктаторским, поскольку на выборах невозможно обеспечить преемственность политики продажи органов добрым «инвесторам». В таком государстве нарастает возмущение народа, вызванное социальной политикой, напоминающей геноцид. Полиция и тайные службы превратились в преступные группировки, армия разложилась и утратила морально-волевые качества.
Короче говоря, государство-жертва уже не способно защитить себя от нарастающего вала проблем. Оно и живо до сих пор лишь по милости противника. Пора нанести ему смертельный удар!

Пропаганда словом (радио, публичные речи, шепот), печатью, графикой, сценой, киноэкраном, выставками и т.д. должна способствовать пропаганде делом: своевременный, хотя бы и маловажный, но эффективный боевой успех дает отличные результаты в состязании нервов, в психологических сражениях, руководимых пропагандоводцами.

Иррегулярство заразно, как азиатский грипп, и легко принимает массовый характер. Оно дает обывателю психологически легкий переход от нормальной, мирного времени политико-социальной борьбы к участию в борьбе военного времени, в войне.

Иррегулярная сила стала мощным фактором войны. Кто из офицеров с нею вдумчиво соприкоснется, пред тем открывается новый военно-политический мир, в котором заменены: долг - фанатизмом, храбрость - лукавством, благородство - жестокостью, традиции - импровизацией, порядок - своеволием, иерархия по старшинству - выдвижением энергичнейших, государственная идея - оппортунистическими лозунгами, унаследованная этика - учетом полезности, слово разума - криком буйства.

Народная масса мало восприимчива к логике ума, но легко поддается логике чувств. Масса идет за человеком, чье невежественное самомнение ей кажется уверенным знанием пути; идет за полуинтеллигентом-неудачником в жизни, чья озлобленность ей кажется победоносной убежденностью; идет за политическим шулером, потому что демагогию принимают за народолюбие, а это для массы крайне важно: кого признает за своего тому дарит свое доверие.

Если отказаться от обычных представлений о войске как о стройном организме с регламентированными поступками его молодцеватых воинов, то можно было бы назвать армией и совокупность организаций, колонн, выполняющих в мятежевойне диверсионные и террористические действия на революционной базе (не смешивать их с "партиями" , "командосами", которые высылает регулярное войско в тыл врага для диверсий). Но эта армия является криптоармией, тайноополчением. В противоположность человеку из мятежемасс саботажных и вредительских, способному рисковать собою только в моменты массового аффекта, борец криптоармии находит в себе силы пребывать в смертельном риске не только в моменты действий, но и в перерывах между ними, когда противник выслеживает его, преследует. Это - либо люди, одержимые местью, либо фанатики идеи, либо силачи воли, сознательно вступившие в столь опасную службу, либо, наконец, подневольные слуги той власти, которая требует от человека выполнения опасных заданий, держа заложниками его близких. К какой бы категории они ни принадлежали, они в принципе способны на массовые убийства, на варварские разрушения.

Россия стоит на пороге третьей фазы мятежевойны, ее элита судорожно ищет способы теоретизирования процессов, которые уже приняли необратимый характер, что касается Украины, то это государство близко к поражению в войне, все развертывание которой прошло незамеченным для украинской элиты.

книга
Tags: Модерн и Модернизация в России, Страж Государства, Украина, история России
Subscribe

promo civil_disput august 9, 2012 18:40 114
Buy for 200 tokens
https://t.me/E_Milutin Похоже, Вы зашли в гости. Меня зовут Евгений Владимирович Милютин. Российский дипломат (в прошлом), историк, востоковед, писатель, автор книги «Психоистория. Экспедиции в неведомое известное». Имел опыт преподавательской работы в Asia Pacific Center for Security Studies…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments