civil_disput (civil_disput) wrote,
civil_disput
civil_disput

Categories:

КАПИТАЛИЗМ.EXE

грант

Если бы в России был капитализм…
неужели вы думаете, что российские капиталисты позволили бы продавать на своей территории товары иностранных капиталистов, а не забрали бы весь рынок себе?
неужели вы думаете, что российские капиталисты отдавали бы добровольно большую часть своей прибыли иностранным государствам на хранение в их суверенные фонды, а не забирали бы всю эту прибыль себе?

Если бы в России был капитализм…
неужели вы думаете, что российские капиталисты стали бы истерически вопить «ради бога, только не пармезан», вместо того, чтобы вслед за Крымом вторгнуться на Донбасс, занять Киев, а позже – Молдавию, Грузию и Азербайджан – чтобы забрать это все себе?

Если бы в России был капитализм…
неужели вы думаете, что российские капиталисты стали бы ждать такой добычи 23 года и сокращать свои вооруженные силы?

Если бы в России был капитализм…
неужели вы думаете, что российские капиталисты сделали бы своим рупором Новодворскую вместо Стрелкова?

Если бы в России был капитализм…
неужели вы думаете, что российские капиталисты стали бы платить зарплаты в полмиллиона Зюганову и Жириновскому, вместо того, чтобы на те же деньги нанять много толковых офицеров, инженеров или бухгалтеров?

Вы видели такой капитализм в США, Японии, европейских странах, в других успешных капиталистических странах – в Турции, Израиле, Индии или в Китае? Может быть, читали о таком капитализме в прошлом?

Капитализм – это рациональный агрессор, хищник. Это образованный убийца Цапок, но не инфантильный неуч Макаревич. Это генерал Ермолов, по сравнению с которым Пол Пот и Йенг Сари просто слюнтяи. Это генерал Улисс «безоговорочная капитуляция» Грант, применявший тактику выжженной земли, а не гуманитарный конвой с турником и волейбольной площадкой.

Капитализма «как бы не было войны» не бывает. Капитализм – это и есть война.

Кто-то может сказать, что в России есть частная собственность, предприниматели, а значит, есть и капитализм…

Частная собственность и предприниматели были в Древнем Египте и в Римской империи, в государстве Альмохадов в Испании или в Новгородской республике. Частной собственностью обладали граждане Советского Союза, а некоторые из них даже втихаря «предпринимали».
А капитализма не было.

Настоящий капитализм – это историческое явление и в нем различаются два аспекта.
В первом из них подлинный капитализм в России невозможен. Во втором аспекте российский капитализм «какой есть» становится не нужным.

1 аспект капитализма составляет религиозная вера в деньги как в форму благодати. Такая вера представляет собой локальное явление, распространенное некогда в Европе благодаря проповеди Жака Кальвина, но у современных людей нет оснований верить в подобную чушь. Чтобы верить в деньги как в Бога, нужно быть изначально очень религиозным человеком, родиться в культуре, где все пропитано религией. Но религиозность сегодня не является всей культурой, а остается лишь маргинальной ее частью.
Второе. Чтобы иррационального человека переделать в рационального, в прошлом требовался суррогат настоящей религии, который и предложил Кальвин. Но современный человек уже и так рационален, ему больше не нужна суррогатная вера в деньги и бухгалтер – не служитель культа.
Третье. Во времена Кальвина меновые деньги все еще были экзотикой для огромного большинства населения Европы, редкостью, их ценили гораздо больше и хранили дольше, причем порой тайно и обязательно в физической форме. Только такие деньги и могли стать объектом поклонения. Сегодня деньги уже не фетиш, а повседневность. Молиться на телефонный аккаунт никто не станет. Накапливать – да, хотя накапливать деньги, а не вещи уже становится бессмыслицей в обществе сверхпотребления с его ежедневными «апгрейдами», жадничать – сколько угодно, но никого больше не удастся убедить в том, что деньги – это и вправду Бог.
Без протестантской веры в деньги невозможна и специфическая трудовая этика капиталиста, невозможна капиталистическая культура в целом. Ее и нет, и никогда не будет в России.

Если первый аспект капитализма известен по работам Макса Вебера, то второй его аспект открыт мной, и я его считаю более важным.
Протестанты могли оставаться экзотическим явлением в христианстве сколь угодно долго без качественного и количественного роста или быстро сойти на нет – но этого не случилось, поскольку возникшая в их среде рациональная расчетливость оказалась востребованной другим процессом.

2 аспект капитализма – это создание научного государства. Капитализм был с самого начала государственным проектом – это подтверждается историческими фактами, а протестанты смогли стать капиталистами только в условиях научного государства. С другой стороны, научное государство не смогло бы возникнуть, если бы не использовало капиталистов как свою кормовую базу.
Появление капитализма и появление научного государства – это части одного процесса, но процесса политического, социального, культурного и, лишь в самую последнюю очередь – экономического.
Когда деятели научного государства говорят о своей заботе о частном бизнесе, это то же самое, что забота о благосостоянии трудящихся со стороны коммунистической элиты. То есть скорее идеология, чем реальность. Отношения частной собственности или капиталистическая форма присвоения прибавочной стоимости никогда не играли в научном государстве определяющей роли, хотя и были важны как одно из условий его появления.
Исторически научное государство представляет собой продукт мышления юристов парижской Сорбонны. Оказавшись в эпоху Людовика XIII и Ришелье в кольце врагов и не имея поддержки Римской Церкви, французская монархия отчаянно нуждалась в модернизации армии и, соответственно, в деньгах.
Юристы, король и кардинал понимали, что собрать больше денег, нанять больше людей и купить больше мушкетов, чем у Габсбургов, Франция сможет лишь в том случае, если наладит жесткое централизованное управление налоговой системой.
Попросту, если налоги будут собирать со всех подданных, а не только с тех, кто не успел убежать и спрятаться.
Но как это со всех?
Со всех Жаков и Пьеров? Как отличить одних от других. У французов в ту эпоху еще не было фамилий, и потому невозможно было составить налоговые реестры. Налоги собирали с общин, организованных сотнями разных способов, а переписи населения не проводились по той же причине – как и кого переписывать без четкой подушевой идентификации?
Или сборщики налогов попросту не понимали языка французов, если те проживали не в окрестностях Парижа. А школ, где плательщиков налогов могли обучить французскому языку их парижских контролеров, не было.
Или чиновники не знали местной системы мер и весов. Например, из Парижа «не было видно», какой объем пинты пива применяют для налогообложения в Бордо: 1, 5 или 3, 5 литра? Не только пива могли недолить, но и ткани недоотрезать, и зерна недосыпать. «Оны» и «бушели», «жорнали» и «морганы» кругом, куда ни глянь, были разными, и, разумеется, в эту хитрую науку верхи феодально-крестьянских общин совершенно не собирались посвящать жадных «новых парижан». Тем более, что связи этих верхов простирались не только до королевского двора в Париже, что еще куда ни шло, но и до дворов правителей Вены, Милана и Мадрида, и до папского дворца в Риме – что было намного опаснее.
Сложный процесс рационализации и упрощения структуры социальных и хозяйственных связей сначала французского, а затем и других европейских обществ, начавшийся при Ришелье во Франции и проникший в Россию с первыми петровскими и более глубокими александровскими реформами, и был процессом создания научного государства. Этот процесс открыл для науки Джеймс Скотт, а мой курс «Университет и Государство» во многом базируется на его фундаментальном открытии. Скотт, к сожалению, почти не пишет о капитализме.
Несомненно, капитализм очень помог рождению научного государства, на время заполнив собой лакуну, образовавшуюся после слома прежней феодально-общинной системы хозяйства с ее «бушелями» и «жорналями», заменив ее уже хорошо известной в среде протестантов системой бухгалтерского учета. Но тем роль капитализма и ограничилась. Когда научные государства окрепли и созрели для еще более масштабных переделок своих кормящих обществ или войн за передел мира, они где-то совсем (как в СССР) или в большой части (Германия) или в значительной степени (США) отодвинули капитализм в сторону.

ельцин

Заморские Фултоны и отечественные Кулибины, вражеские Ратенау и свои Путиловы одинаково толпились часами в приемных «слуг буржуазии» или «слуг народа»: Императоров, Президентов, Генеральных секретарей и простых пожизненных Консулов.
Пора уже авторам учебников отказаться от этих баек про «слуг».
Научные государства это не слуги каких-либо классов, а золотая рыбка капитализма у них на посылках. Это в лучшем случае.
В России первым погромщиком капитализма выступил Александр III. Проживи харизматичный монарх несколько дольше, система «рабфак» - «профком» - «путевка в Болгарию» сложилась бы на полвека раньше. Советское государство, благодаря тому, что создавалось под чутким руководством поклонников Зубатова и Ковалевского, стало научным государством в чистом виде.
Почитайте статьи того и другого, хотя бы и те, что печатала «Искра, и вы увидите там весь Советский Союз с организованным общественным трудом, пионерлагерями и домами культуры, домкомами, а также ведущей ролью партийно-полицейских служб.
Поскольку научное государство само способно измерять доходы и издержки в гигантских масштабах, ему не нужен частник с его жалким бухучетом на 30 едоков.
Поскольку такое государство рационально, оно, с точки зрения планирования и целеполагания, не нуждается в религии – будь то в форме коммунизма, национализма или христианства. Соответственно, роль марксизма-ленинизма в практике управления Советским Союзом была невелика. Марксизм-ленинизм занял подобающее ему место в ленинском уголке.
Немцы также предприняли попытку создания оригинального научного государства, но его вскоре погубила гипертрофированная идеологическая сфера, замешанная, к тому же, на человеконенавистничестве. Это мешало рациональному планированию. Если бы в Советском Союзе восторжествовала партия Троцкого, у нас неизбежно произошло бы то же самое, что с Германией при Гитлере.
Наиболее успешным проектом, однако, оказался американский. Где также сложилось научное государство но, во многом под влиянием Дж. Кейнса и П. Сорокина, было установлено, вероятно, оптимальное соотношение государственных и частных сил: 70/30. К большому сожалению для американцев, вмешательство монетаристов довело это соотношение до абсурдных 90/10 или 95/5. Фактически, все в США стало государством (то, что в чистом научном государстве СССР превалировали административно-волевые формы государственного контроля, а в США – финансовые формы, роли не играет: контролировать что-либо можно сотней разных способов, главное, кто контролирует – государство, а сказки про ужасный частный Федрезерв, это сказки, там ничего не лежит, а все «частное» лежит в электронных государственных расчетных центрах), в итоге, Америка добралась к настоящему времени и до первого специфического кризиса «социализма» - кризиса творческой способности управления. Все управленцы формально работают, но никто ничего не делает.
Мы пережили этот кризис в 70 – 90 гг., неизвестно, как бы он развивался, и к чему привел в естественных условиях. Подкупив и обманув Горбачева, американцы лишили нас и себя этой творческой лаборатории.
Пост-фактум что-то видно, а что-то нет, поэтому единственный доступный науке путь изучения дальнейшей эволюции научного государства связан не с СССР, а с современными его версиями: все еще полноценной в США (плюс Европа – это филиал), и сильно ослабленной версией в России. Есть еще Китай, но там пусть разбираются китаеведы, а им еще с теорией научного государства нужно прежде разобраться, а затем перевести ее на язык китайских реалий.
Что касается России.
Из всего сказанного ясно, что капитализм не имеет культурной основы в России и структурно не нужен возрождающемуся российскому (научному) государству.
Кризис творческой способности управления будет преодолеваться не на путях взращивания новых Ротшильдов и Рокфеллеров – их империи и на Западе уже стали ведомствами государства, а за счет формирования внутри научного государства объединений нового типа, напоминающих феодально-крестьянские общины Средневековья.
Идеологической основой таких объединений будут становиться философско-управленческие учения, напоминающие «Государство» Платона или «Сумму теологии» Фомы Аквинского. Местом производства таких теорий видятся существующие университеты (если дурь из них выбить), но, с гораздо большей вероятностью, создаваемые в квази-религиозных и управленческих целях специальные частные школы. Только эту сферу, сферу науки и теорий управления, в частности, имеет смысл развивать на индивидуалистических, даже капиталистических началах, поскольку такие начала в наибольшей степени гарантировали бы независимость мышления. До сих пор наши «вертикально-интегрированные» до подобного типа предпринимательства не додумались.
Теперь о частностях.
Тем, кто хотел бы вдохнуть новую жизнь в русский фашизм или в советский коммунизм, советую не торопиться. Скорее всего, ни то, ни другое вы в рационально мыслящем обществе не продадите. Спросом будут пользоваться либо уж настоящие философии, либо что-то вроде пастафарианства «чисто поржать».
Государство в целом, поскольку оно находится в состоянии войны, будет избавляться от дорогостоящих излишеств. Не думаю, что сейчас самое время записаться в партию к Зюганову или Жириновскому.
Запишитесь лучше в библиотеку.
Бизнесу: не стоит вкладываться в перекупку всего иностранного. Не оценят.
Продюсерам: ищите молодых. Старых педиков с ТВ скоро выгонят, а ваши молодые да ранние как раз и пригодятся.
Творческим людям: вспоминайте срочно, чему вас учили в институтах, не халтурьте. Не стоит ваять люстры в два этажа как в благословенные 90-е и снимать кино не для всех с алкоголиком в главной роли. В военное время живем. Научитесь табуретки делать и откладывать на черный день.
Инженерам: освежите в памяти учебники и потихоньку ищите работу по специальности. С высокой вероятностью лет через пять будете в плюсе.

дамы


PS: Мой курс «Университет и Государство от античности до наших дней» доступен в лекциях по Скайпу. Пишите в личку.

Tags: на пути к сверхобществу, наука и жизнь, университет и государство, философия управления
Subscribe
promo civil_disput august 9, 2012 18:40 115
Buy for 200 tokens
https://t.me/E_Milutin Похоже, Вы зашли в гости. Меня зовут Евгений Владимирович Милютин. Российский дипломат (в прошлом), историк, востоковед, писатель, автор книги «Психоистория. Экспедиции в неведомое известное». Имел опыт преподавательской работы в Asia Pacific Center for Security Studies…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments