civil_disput (civil_disput) wrote,
civil_disput
civil_disput

Category:

ЗЕЛЕНАЯ ЛАМПА: Ньютон, Лейбниц, ведро, вода

Этим добавлением к тексту третьей скайп-лекции я обязан комментарию давнего друга irene_glotova. Я лишь поместил этот комментарий в более широкий контекст, добавил что-то из Б. Грина, а что-то из Канта и Платона.
Допускаю, что в процессе трансляции некоторые вещи были упущены, а другие ненамеренно мной искажены.

япет

Метафизика выбирает одну из двух априорных идей, как их назвал Кант, и говорит: «Мир есть система», или «Мир не является системой, он случаен».
Кант не говорил, что эти идеи можно проверить экспериментально, или что их возможно доказать или опровергнуть логически. Ни одна из них не является проверяемой или доказуемой. Скажем, существует математика, и это может указывать на то, что миру присущи свойства Системы. Но противник этой точки зрения может возразить, что «это мы так видим», что математика, при всем к ней уважении, это человеческая математика, и где-то в глубинах Вселенной может быть совсем иная математика или не быть никакой. Вы же там не были, вы этого не проверяли!
На один из интересных в этом отношении феноменов обратил внимание сэр Исаак Ньютон.
Во вращающемся ведре вода приобретает вогнутую форму. Вопрос: почему?
Потому что вода вращается, ответит любой человек, которому приходилось ездить в автомобиле и на повороте испытывать ощущение, что его вдавливает в стенку салона. Вот и воде на повороте ничего не остается, как лезть на стенку. Однако Ньютона такой ответ не устроил. Он заметил, что в момент, когда мы придаем ведру импульс вращения, между водой и стенками ведра есть относительное движение, а именно сначала какое-то время движется ведро, а вода остается в покое и ее поверхность плоская. Затем, когда вода движется вместе со стенками, напротив относительное движение воды и ведра исчезает, но в этот момент вода и приобретает вогнутую форму.
Того же эффекта можно добиться, если мы будем сами крутиться на месте. Мы почувствуем силу, которая разводит наши руки в стороны. Что ее вызывает? Ничто не движется в этот момент вместе с нами, ни стены комнаты, ни салон автомобиля. Но сила есть. Ее можно назвать каким-то именем, но имя – не объяснение. Ньютон хотел знать, что вызывает эту силу. Если локальная система отсчета – ведро, автомобиль, ничего не объясняет, приходится предполагать, что существует общая, абсолютная система отсчета. Именно к такому выводу и пришел сэр Исаак в книге «Начала»: «Абсолютное пространство по самой своей сущности, безотносительно к чему бы то ни было, остается всегда одинаковым и неподвижным». Идея такого абсолютного неподвижного Космоса заимствована у античных философов, в частности, у Платона, но суть не в этом. Ньютон объяснил при помощи этой идеи вполне конкретный наблюдаемый феномен, чего до него никто не сделал. А именно, движение любого тела в таком абсолютном пространстве будет всегда необходимо относительным в сравнении с неподвижностью Космоса.
Уточним, что идея Ньютона глубже, чем может показаться. Все движется, планеты, созвездия, об этом Ньютону было прекрасно известно, теперь мы знаем, что и видимая Вселенная в целом движется. Но движется ли пространство безотносительно планет, созвездий и т.д. – не Вселенная, состоящая из каких-то объектов, а пространство, вмещающее все эти объекты и саму Вселенную. Нет, говорит Ньютон, а такие философы как Парменид, Зенон, Платон могли бы одобрительно похлопать его по плечу.
Но великий современник Ньютона, математик и философ Готфрид Вильгельм фон Лейбниц, этого делать не стал. Разговоры о пространстве, заявлял он, являются не более чем удобным и привычным способом описания положения объектов по отношению друг к другу. Но без объектов в пространстве само пространство не имеет смысла. Возьмем, к примеру, алфавит. Без букв, которые он вмещает, алфавит смысла не имеет. По логике Лейбница, в абсолютно пустом пространстве не было бы и самого пространства, а эффект, описанный Ньютоном, не наблюдался бы.
Но ведь в таком пространстве никто не бывал! Как это проверить?
Невозможно. В этом случае мы имеем дело с классическим столкновением двух априорных идей. Пространство существует как таковое, точка зрения Ньютона. Такового пространства нет – идея Лейбница. То, что первая точка зрения объясняет вращение воды в ведре, ничего не доказывает. Возможно, просто стоит поискать другое объяснение. Мало ли еще необъясненных явлений?
Если принять точку зрения Ньютона, тогда можно допустить и некое знание о таком абсолютном пространстве – оно должно иметь какие-то свойства, даже если оно ничего и не вмещает. Тогда допустима и истинность идей метафизики.
Идея Лейбница заставляет сомневаться в смысле метафизики. В его системе координат знанием считалось бы только знание об объектах и о системных эффектах, вызываемых их взаимным положением и взаимодействием.
Знание как системный эффект – одна из новых тем в социологии. Никлас Луман, возможно, развивая идеи Лейбница или аналогичные им представления Эрнста Маха о пространстве, применяет эти представления к описанию информации как эффекта систем, но, удивительным образом, приходит к выводам, которые, как мне показалось, подтверждают скорее правоту Ньютона.
Оказывается, что правота той или другой точки зрения принципиальным образом зависит от того, в какой именно информационной системе мы ее рассматриваем.
Три описанные Луманом информационные системы неравнозначны и порождают разные эффекты.
В генетической системе информация наследуется на бессознательном уровне путем биологической репликации или, возможно, какого-то иного способа копирования. Всякая вещь, если она вообще способна к образованию реплик, рождает свое подобие. Не может быть ничего нового, если не было прежнего. Не может быть информации без ссылки на ее источник. В этом смысле можно трактовать слова Сократа о том, что знание есть вспоминание.
Свой метод обучения он иногда называл майевтикой. МАЙЕВТИКА: в переводе с древнегреческого maia означает «повитуха». Именно с ней и сравнивает себя Сократ в «Теэтете». Майевтика есть искусство «родовспоможения» мысли, иначе говоря, искусство извлечения на свет с помощью вопросов и диалога истины, которую разум, сам того не подозревая, содержит в себе. Майевтика предполагает, что истина уже содержится в нас или мы в истине.
С этой точки зрения мысль о том, что свойства всех вещей и корректные описания этих свойств, в конечном счете, происходят из их генетического источника, выглядит абсолютно приемлемой.
Приемлемой была бы и многократно повторенная античными (и не только) философами, начиная с Анаксимандра, мысль о том, что даже до вещей пространство или иное Единое должно было необходимо вмещать будущие вещи, так сказать, "в проекте".
Генетическая система, однако, передает не всю, а лишь часть информации, доступной животным, людям, и сама эта информация может изменяться в процессе транслирования ее репликам.
Поведенческая информационная система включает новый пласт информации: копирование поведения друг друга некими объектами, безотносительно к тому, связаны ли они каким-либо образом на генетическом уровне. Думается мне, что теория Лейбница о пространстве как о системном эффекте совокупности объектов полностью удовлетворяет потребностям поведенческих систем. В таких системах эта идея, безусловно, нашла бы свое подтверждение.
Но мир бы не был таким интересным местом, если бы он не развивался, не становился бы каждый день новым миром. Мы не можем этого отрицать, а значит, миру должна быть присуща возможность производить новую информацию, не наследуемую генетически и не усвоенную путем наблюдения за поведением.
В генетической системе я могу делать лишь то, что я усвоил с молоком матери, или, на разумном уровне, я могу анализировать и решать задачи a priori. Гегель же обратил внимание на очевидный факт — любое мышление в процессе своей работы меняется само, становится иным мышлением.
Мы то, что мы о себе думаем. Но не становится ли и мир чуточку иным, в зависимости от того, что мы о нем думаем нового?
Здесь метафизика смыкается с самой настоящей магией – но в системе наиболее высокого уровня, которую Луман назвал «логической» (я бы сказал: творческая) мы вправе поставить вопрос именно так. Не только мы сами становимся тем, что мы думаем о себе, но и мир становится тем, что мы о нем думаем. Если это так, а квантовые эффекты говорят, что дело обстоит именно таким образом, что мышление влияет на другие процессы на микроуровне, мы вправе предположить, что абсолютная система отсчета действительно существует, что под новым углом зрения возвращает нас к априорной идее Ньютона.
Tags: зеленая лампа, на полях семинара
Subscribe

  • Санкции отменить или все-таки рост доходов?

    Усилия провластных и контрвластных пропагандистов сосредоточены на санкциях, не на доходах. Как обыватель я не чувствую себя сильно обделенным. Мне…

  • Менять или не менять политиков?

    Бытует такое мнение, что хрен редьки не слаще. Те воровали, эти придут, и тоже будут воровать. Можно спорить до хрипоты о принципах, но давайте…

  • Совмещение властей...

    рано или поздно заканчивается... кукурузой? Передовой фермой третьего пехотного корпуса Корейской Народной Армии! P.S. Еще один эмпирический…

promo civil_disput august 9, 2012 18:40 114
Buy for 200 tokens
https://t.me/E_Milutin Похоже, Вы зашли в гости. Меня зовут Евгений Владимирович Милютин. Российский дипломат (в прошлом), историк, востоковед, писатель, автор книги «Психоистория. Экспедиции в неведомое известное». Имел опыт преподавательской работы в Asia Pacific Center for Security Studies…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments