civil_disput (civil_disput) wrote,
civil_disput
civil_disput

Category:

ЧЕЛОВЕК как БОГ И ПИФАГОР

В древности говорили, что человек может быть как человек или как Пифагор.

зеленаялампа

С согласия участников «Зеленой Лампы» и в расчете на дальнейший рост рядов предлагаю познакомиться с тем, что можно услышать или о чем поговорить в нашем обществе по вторникам и четвергам.
Мой лекционный курс называется «Университет и Государство от античности до наших дней. История европейской философской мысли».
Я никогда не стеснялся признавать, что этот курс не академический. Более того, я считаю это его главным достоинством.
Во-первых, я невысокого мнения о состоянии среды обитания науки и образованности. И того, и другого в Университете и Государстве остается все меньше.
Во-вторых, преподавание философии почти невозможно совместить с обучением науке, поскольку это разные по структуре и содержанию сферы знания. И там, где доминирует один подход, необходимо ущемляется другой. Хотя оба они по своему важны, сегодня положение дел таково, что ученый, не изучающий философию самостоятельно или «где-то еще», вне рамок своего основного занятия, ее и не знает и, соответственно, совершенства в своем мышлении не достигает.
В-третьих, в стенах университета я не собрал бы тех собеседников, кто мне действительно интересен. Там нет педагогов новаторской вальдорфской школы, там не учатся деятели искусств, в этих стенах нет талантливых практиков управления экономикой и финансами.
Наконец, там нет людей, с которыми хотелось бы просто дружить и проводить время вместе за светской беседой.
Я рад, что этот круг, пусть не так быстро, как хотелось бы, но растет.
Три месяца назад нам хватало одного вечера, а сейчас есть потребность в третьем.
Если по прочтении лекции у вас появится желание присоединиться, то вам сюда milutinev@rambler.ru или в личку. Необходимо указать ваш аккаунт в ЖЖ и это НЕ должен быть пустой аккаунт. Желательно, если этого нет в вашем профиле в ЖЖ, сказать несколько слов о направленности ваших интересов.

Мышлению человека доступны три источника получения информации. Первый источник можно назвать генетическим. Генетически мы тянемся к свету и нервно реагируем на темноту. Кошки и другие ночные животные – наоборот. Генетический опыт ограничен врожденными способностями. Мы генетически не способны различать несколько молекул вещества на объем комнаты как запах, а собаки к этому способны. Зато ни одно живое существо, кроме человека, не способно разрисовать фломастером новые обои просто ради удовольствия. Что заложено – то заложено.
Другой источник может быть назван эмпирическим или рассудочным, как у Гегеля, или поведенческим. Мышление запоминает опыт чувств и в дальнейшем руководствуется этим опытом. Эмпирическому опыту свойственны свои ограничители. Во-первых, чувства способны обманывать и часто нас подводят. Например, увидев со стороны, что земля круглая, мы в дальнейшем знали бы, что она круглая, хотя опыт чувств подсказывает, что земля ровная и плоская. Другим ограничителем выступает конечность или ограниченность опыта. Из опыта чувств человек знает, что огонь обжигает, и что борщевик тоже обжигает. Соответственно, мы стараемся избегать контакта с открытым огнем и опасным растением.
Но из того, что огонь жжется, не следует вывод, что безопасный солнечный свет способен вызывать ожог кожи, такой же, как эмпирически опасный огонь, если кожу лишить солнцезащитного пигмента, и что именно это и происходит при контакте с борщевиком. Опыты с огнем и борщевиком эмпирически разные, мышление, пока оно остается эмпирическим, не связывает один опыт с другим, это два разных знания, за которыми эмпирическое мышление не усматривает общего объяснения.
Способность создавать такие общие объяснения для двух и более несвязанных друг с другом опытов, или вовсе без опыта чувств выводить новые знания о мире из прежнего знания, присущая только человеку, может быть названа теоретическим или логическим мышлением.
Логическое мышление из наличия в мире круглых предметов и видимой искривленной формы горизонта, могло бы сделать вывод о том, что Земля – тоже круглый предмет. Мы такие выводы, однако, не делаем с той же легкостью, с какой узнаем об опасных свойствах огня и борщевика после всего лишь одного опыта. Люди веками смотрели на уходящие за горизонт корабли, но верные представления о форме земли оставались для них, в лучшем случае, – теорией.

орбиты

Наука и сегодня не спешит расставаться с эмпирическим мышлением, роднящим человека с воронами и собаками – с не собственно человеческим источником нового знания.
Отмечая день за днем сравнительные положения Земли и Венеры или других планет относительно Солнца, и соединяя их линиями, можно в итоге получить такую красивую сложную картину. Возможно, эти рисунки указывают на то, что эмпирически видимая пустота, из которой состоит Космос, совсем не пуста, что там есть все эти бороздки, канавки, окружности – структура. Но это… лишь в теории.
Способность строить теории лишь отчасти можно объяснить генетически заложенными способностями или накопленным опытом.
Физик-теоретик не развивается напрямую из примата. Приматы за миллионы лет своей древней истории должны были бы накопить гигантский опыт, но что-то мешает современным приматам сделать шаг к теоретизированию, доступный любому человеческому ребенку, вооруженному карандашом.
С другой стороны, и человек без специального обучения не способен строить теории.
В этом смысле интересно различие между европейской версией грамматики лаосского языка и лаосской грамматикой лаосского языка, с этим феноменом мне довелось познакомиться во Вьентьяне.
Для филолога-европейца такая часть речи, как существительное, описывается набором формальных логических признаков. Этот набор невелик, его легко запомнить. Для филолога-лаоссца существительное или любая другая часть его родной речи выглядит как длинный перечень конкретных эмпирически данных слов, весь этот список запомнить гораздо сложнее. Европейского студента поставило бы в тупик требование лаосской филологии заучить словарь существительных без необходимости понимания их формальных теоретических признаков.
Известный советский буддолог В. И. Корнев рассказывал нам на занятиях о том, что в тибетской монашеской традиции для получения высшей степени посвящения не требуется теоретическое понимание канона – теологии в западном смысле в буддизме нет, такую функцию в отношении буддизма выполняют разве что западные исследователи этой религии. Напротив, от людей, посвященных в тайны религии, требуется простое дословное знание буддийского канона.
Представим себе, что звание доктора филологических наук присуждалось бы не тем ученым, кто по особенностям стиля способен отличить Пушкина от Лермонтова, а тем, кто просто знает всего Пушкина и всего Лермонтова наизусть.
Эти разительные отличия демонстрируют, что природа нашей способности строить теории не может быть объяснена врожденной способностью или накопленным опытом.
Эта способность в человеке является приобретенной и не наследуется биологически. Биологически мы наследуем разум, в котором эта способность может проявиться, а может и не проявиться – ключевая роль принадлежит обучению, трансляции данной технологии. Точно так же биологически человек наследует руки, но не искусство кройки и шитья. Зрение – но не искусство художника.
Таким образом, теоретическое или логической мышление, – это технология, известная человечеству, но это не значит, что она дана всем людям от рождения.
(В скобках замечу, что ЕГЭ эту способность убивает. Мне абсолютно ясно, что людям, успешно сдавшим ЕГЭ, и воспитанным так, чтобы успешно его сдавать, в стенах университета делать нечего. Разве что они параллельно учились где-то помимо школы в глубоком подполье.)
Природа теоретического или логического мышление более всего состоит в том, что новое знание возникает в таком мышлении как бы чудесным образом. Не из конкретного опыта, не обязательно даже из обобщения многих конкретных опытов, а из предустановленных правил, которым подчиняется мышление.
Если известны такие категории как существительное и прилагательное, глагол и т. д., то безошибочная речь на иностранном языке является не следствием подражания опытам иностранцев, а следствием применения логических схем.
В своей основе логика – это правила построения определений понятий и правила умозаключений на основе этих понятий.
Правильно определить понятие вещи, означает на 90%, иногда даже более процентов, прийти к верным выводам об этой вещи.
Но, как было сказано выше, правила логики не даны нам от рождения. Они лишь в небольшой степени составляют достояние всех людей. Простой опыт жизни в человеческой среде дает только приблизительное представление о человеческой логике.
Возможности интуитивного познания правил логики крайне ограничены.
Например, ребенок может сказать, что «дядя Вася это мужик в очках». Это определение объекта «Вася» через указание его видовых (мужчина) и специфических признаков (очки). Все дети в возрасте 5 лет умеют строить такие определения без специального обучения логике.
Поскольку современных ученых логике тоже не учат, или учат недостаточно, большая часть определений, которые можно встретить в науке, соответствует уровню мышления пятилетних детей.
Например, «наука», говорится в одной статье о науке, «это сфера человеческой деятельности, направленная на выработку и теоретическую систематизацию объективных знаний о действительности».
Это определение ничем структурно не отличается от данного выше. Объект определен через указание видового признака (сфера деятельности) и родового признака (выработка и систематизация знаний…). Это определение имеет тот же недостаток, что и определение пятилетнего ребенка: оно недостаточно точно и полно характеризует объект. Другой дядя может тоже носить очки, но быть не-Васей. Другой Вася может не носить очки, но быть дядей.
Некоторые сферы деятельности, включающие в себя выработку и теоретическую систематизацию неких знаний о действительности, не являются науками. Например, кулинария, шитье, домоводство, рыбная ловля или смешивание коктейлей не являются научными занятиями, однако соответствуют по своим формальным признакам определению, которое я процитировал выше. Этим вопросам посвящено немало книг и статей, где рассматриваются относящиеся к ним «теории».
Недостаточная точность – не единственный недостаток простых интуитивно-логических определений. Из данных выше определений «Васи» и «науки» неясно происхождение этих объектов и их дальнейшая судьба. А ведь именно это и важно, если мы собираемся строить из известного знания знание неизвестное.
Первым опытом построения всеобъемлющей системы логики был опыт школы Пифагора, сложившейся в г. Кротон на юге Италии, начиная с 540 г. до н. э.
В изложении римского философа Секста Эмпирика основы пифагорейской логики выглядят следующим образом:
Существует три разных способа мыслить вещи: во-первых, со стороны тождества; во-вторых со стороны противоположности; в третьих, со стороны отношения. То, что рассматривается со стороны одного лишь тождества, рассматривается само по себе; это – субъекты, каждый из которых соотносится только сам с собой, например, лошадь, растение, земля, воздух, вода, огонь. Они мыслятся отрешенно, не в отношении к другому. Со стороны противоположности одно определяется нами как всецело противоположное другому, например, добро и зло, справедливое и несправедливое, покой и движение. Со стороны отношения мыслится предмет, определяемый по своему безразличному отношению к другому, как, например, лежащее направо и лежащее налево, верхнее и нижнее. В противоположности возникновение одного есть гибель другого. Когда отнимается покой, возникает движение, когда отнимается здоровье, возникает болезнь. Существующее же в отношении, напротив, вместе возникает и вместе погибает. Если нет верха, то нет и низа, если устраняется лежащее налево, то исчезает и то, что справа. Второе различие состоит в следующем: то, что существует в противоположности, не имеет средины, например, между жизнью и смертью, покоем и движением нет третьего. То же, что находится в соотношении, имеет, напротив, середину, а именно между большим и меньшим срединой является равное…
Нетрудно заметить, что в отличие от опытов интуитивной логики, система Пифагора помещает каждый объект в жесткую сетку координат: тождество, отношение, противоположность. Задача построения определений сводится к указанию этих координат.
Допустим: конь буланый пасется на лугу налево от Мурома и принадлежит Добрыне Никитичу.
Далеко не о каждом объекте мы сможем получить удовлетворительные существенные сведения таким способом.
Пифагорейские координаты в основе удовлетворили бы географа или геометра, но, вряд ли, геометра как математика, тем более, социолога, экономиста. Лежащая за этой логикой априорная идея о мире недостаточно широка. Пифагорейцы полагали, что мир – это число. Их логика удовлетворяла потребностям операции с числами. Но не все в мире может быть выражено через число.
Первый опыт логической технологии лишь отчасти можно назвать успешным.
Так называемые «законы логики», применяемые к суждениям: исключенного третьего, непротиворечия, тождества – это пифагорейские законы.
Говоря о единстве мира, мы также делаем поклон Пифагору, поскольку Единое – это единица, в понимании пифагорейцев, тождество мира с собой.
Как сообщает Секст Эмпирик:

1. Все числа сами подпадают под понятие одного, ибо двоица есть одна двоица и троица есть также некое одно; единица, таким образом, содержит в себе в скрытой форме все числа.
2. За единицей следует противоположность, двоица.
3. Троица включает в себя идею числа как таковую, идею, противоположную первой, а также отношение идеи и ее противоположности.

В этой системе, при всем к ней почтении, вместе с тем заметна изрядная натужность и очевидное неудобство априорной пифагорейской идеи, заставляющей нас искать особое координатное число для дяди Васи, науки, любви, дружбы, государства и т. д.
Вот почему уже через сто лет платоники отказались от того, чтобы видеть число как образ мира в целом.
Однако их логические поиски велись в направлении, указанном Пифагором, платоники, так же как он, искали подходящую сетку координат, которая позволила бы адекватно описать позиции всех видимых вещей и невидимых явлений.
Итогом поиска стала система Аристотеля, где координат четыре и они другие – но, с нашей точки зрения, классические, самоочевидные.

То, что. Содержание
То, из чего. Форма
То, откуда. Происхождение
То, ради чего. Направление

Хотя эти координаты логики Аристотеля и кажутся самоочевидными, их применение к конкретным объектам исследования дает возможность строить нетривиальные предположения (теоремы) об этих объектах. Иными словами, только применение координат логики к опыту, а не сам опыт является наукой.
К сожалению, я не вижу такого применения в современных исследованиях. Одну координату еще можно обнаружить почти у всех «научных работников». У «крупных» ученых – две, и то не всегда. До третьей координаты поднимаются единицы. Современных случаев применения всех четырех я не знаю (кроме собственных исследований – это без ложной скромности).
Гегели и Марксы, видимо, остались в далеком прошлом, когда в школах еще преподавали логику.
Я приводил интуитивное определение науки, заимствованное из учебника. Теперь приведу мое собственное определение, построенное в технике Аристотеля.
Привожу его только как пример возможностей этой координатной сетки.
То, что: Наука это деятельность Разума.
То, из чего: С точки зрения формального содержания, Наука - это управление. Управление материей, но также управление мышлением и биологией человека, и социальными объектами, состоящими из людей – человеческими обществами. Наука не исчерпывается только процессами познания и теоретизирования. На самом деле, в деятельность такого рода вовлечено минимальное количество представителей науки. Значительно большее число людей вовлечено в процессы планирования и организации научной деятельности, или участвует в обработке и применении научных данных для целей государств или экономик, в обучении других людей наукам.
То, откуда: Наука это этап в эволюции Разума. Удивительным образом, Наука прошла мимо этого важного обстоятельства. Например, не принято говорить о греках или римлянах как о менее разумных существах по сравнению с нами. Эта тема не занимает умы дотошных исследователей. Тем не менее, факт прогрессирующей разумности человека как вида отбрасывать не стоит.
То, ради чего: Ради автономии от природы в обеспечении ресурсами. Историю человеческого хозяйства можно представить как стремление к такой автономии.

Разумеется, я не просто фантазирую, а провожу специальное исследование феномена Науки ради того, чтобы определить его понятие.
Я делаю это помимо того, что уже владею техникой Аристотеля. Но техника делает мое исследование удивительно экономичным. Я заранее знаю, что нужно искать, и под каким углом зрения оценить найденное.

В итоге я получаю более полное определение:
Наука – это исторический этап в эволюции человеческого Разума, сутью которого становится управление созданием, жизнеобеспечением и развитием социальных объектов преимущественно за счет конвертации знания в необходимые ресурсы с целью последующего перехода полностью на самовоспроизводящуюся ресурсную базу развития человечества.

Что дает такое более полное и в чем-то неожиданное определение науки?

1. Теперь о науке мы можем говорить в гораздо более широком контексте. Наука это не просто частная деятельность какого-то числа людей. Все человечество так или иначе вовлечено в Науку – как ученые, как преподаватели и студенты, как потребители, как объекты научной переделки всей жизни или как субъекты такой переделки. Соответственно, возрастает и масштаб требований к науке, эти требования обретают качественную этическую характеристику – не только «правильные» открытия или теории, но и «правильное» жизнеустройство.
2. Наука обретает цивилизационную цель, социальный смысл, которого у нее в прежнем определении не было.
3. Появляется внутренний критерий оценки качества научной деятельности – нас интересуют не собственно открытия и теории как таковые, а независимое, автономное ресурсообеспечение и такая организация всей жизни человечества, которая соответствовала бы целям достижения этой автономии. Далеко не только научная, но и социальная, мировоззренческая задача.
4. Появляется внешний критерий оценки качества Науки. Наука управляет общественным развитием, и, следовательно, по состоянию управляемых объектов можно судить и о качестве Науки.

Сегодня, когда говорят о качестве Науки, рассматривают научную деятельность в узком смысле: количество ученых, преподавателей, студентов, развитие промышленности и т.п.
Меня такой подход не устраивает. Я предлагаю рассматривать Науку в широком контексте и судить о ее состоянии по состоянию Общества как Целого.
Мне нужны объективные, измеримые, интегральные параметры оценки, которые в совокупности давали бы картину качества общества.
Один из параметров дан уже в определении. Это Разум или проще Ум. Чем умнее общество, тем способнее оно и к научной деятельности.
Два других параметра несложно из определения вывести.
Чем более здоровым является общество, тем с более высокой степенью вероятности оно окажется и более умным. Второе – Здоровье.
Наконец, чем больше людей способны пользоваться достижениями науки и участвовать в научной деятельности, тем лучше. Третье – Участие.
Четвертый – неявный параметр – это гармония получившейся фигуры. Именно пропорциональности, гармоничность, сбалансированность и, если угодно, красота Целого и позволяет судить о его качественном состоянии.
Ум. Наука может состоять из множества институтов, иметь большой бюджет и прошлые заслуги, но доля интеллектуального труда в Обществе может уменьшаться. Меня бы это не устроило.
Здоровье. Наука может процветать в Обществах, где также «процветают» преступность, наркомания и работорговля. Едва ли это приемлемо.
Участие. Можно иметь развитую науку в условиях диктатуры, прекрасные университеты и малограмотное общество. Едва ли это устроит кого-то из нас.
На самом же деле, как учат нас наши учителя, Пифагор, Платон и Аристотель, «Мир – это Единое», и если что-то сильно искажено в этом Едином, платит Мир в целом, включая и правых, и виноватых.

наука

Университет как источник происхождения общества, одна из идей, которые вытекают из моего понимания науки.
Но и в этом случае приходится признать первенство Пифагора.
Как гласит популярная легенда о пифагорейском союзе, Пифагор пленил своей речью более двух тысяч человек, которые вместе с женами устроили большой союз и поселились на юге Италии. Указанные Пифагором законы и предписания они соблюдали нерушимо, подобно божественным заповедям, имущество считали общим, а Пифагора причисляли к богам. Ученики Пифагора пять лет проводили в молчании, только внимая его речам, но не видя его, пока не проходили испытания; и лишь затем допускались в его жилище. Учение Пифагора было устным и сохранялось в тайне. В учении различались два уровня. Ученики высшего уровня назывались «математиками» и были посвящены в суть учения. Ученикам начального уровня – «акусматикам», все объяснялось в виде коротких изречений, так называемых «символов».
Ничего подобного у греков как народа не было – ни школ, создававших государства, ни политических союзов, преподававших математику, ни наук, одновременно составлявших основу религий. Если верна легенда, приходится признать, что пифагорейский союз был уникальным явлением не только в греческой истории, но и в истории человечества. Не университет в качестве приложения к государству, а государство как продукт университета.
Кажется, что пифагорейский союз не вписывается в картину эпохи, но, возможно, именно поэтому он был выбран Платоном в качестве модели государства идеального, и то, что согласно легенде, происходило в Кротоне, происходит и на страницах диалога «Государство». Это – логически правильное государство.
Пифагор, видимо, был первым, кто ввел в Греции формальную систему образования. До создания по этому образцу Академии Платона и Ликея Аристотеля в Афинах, пифагорейский союз был своего рода монополией и, возможно, казался несколько «чудным» непривычным к такой дисциплинирующей системе грекам.
Формальная дисциплинирующая сторона школы Пифагора состояла в том: 1) что Пифагор разделил учеников на два уровня, и одним говорил одно, простое, а другим – другое, более сложное. 2) он требовал, чтобы его ученики не болтали на занятиях друг с другом, а слушали.
Фантазия внешнего наблюдателя могла превратить эти простые правила в обет молчания, данный с некими тайными целями – отсюда и берутся легенды о тайном смысле учения Пифагора. Но тайного смысла это учение не имело, напротив, оно претендовало на то, чтобы выразить себя в форме общежития всех людей.
Гегель оставил по этому поводу заслуживающий внимания комментарий: «Можно вообще сказать, что эта обязанность воздерживаться от болтовни представляет собой существенное условие всякого образования и учения; нужно начать с того, чтобы уметь понимать мысли других и отказываться от собственных представлений. Обыкновенно говорят, что ум развивается посредством вопросов, ответов и т.д. Но на самом деле он посредством этого не развивается, а только получает внешний лоск. Внутреннее же в человеке приобретается и расширяется посредством культуры; тем, что он молча воздерживается от суждения, он не становится беднее мыслями и не теряет в живости ума. Наоборот, он скорее научается благодаря этому понимать других и начинает догадываться, что взбредшие ему в голову мысли и возражения никуда не годятся, и благодаря тому, что он все более понимает, что такие мысли никуда не годятся, он отучается иметь такие неудачные мысли».
Отучение человека от привычки иметь «неудачные» мысли, это то, к чему в основе стремится логика, а также то, что делает человека Пифагором.
Поначалу это кажется трудным, и, легко себя убедить в том, что и ненужным занятием. Удобнее, комфортнее думать, что Пифагор это Пифагор, какое-то древнее начальство, а я – человек, просто человек. Хочу – болтаю.
Отказываясь от познания предустановленных правил своего мышления, мы, однако, лишаемся амбиций познания себя. Греки были лучше нас.

Познай себя, и познаешь богов.

Tags: зеленая лампа, лекции
Subscribe
promo civil_disput august 9, 2012 18:40 115
Buy for 200 tokens
https://t.me/E_Milutin Похоже, Вы зашли в гости. Меня зовут Евгений Владимирович Милютин. Российский дипломат (в прошлом), историк, востоковед, писатель, автор книги «Психоистория. Экспедиции в неведомое известное». Имел опыт преподавательской работы в Asia Pacific Center for Security Studies…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 19 comments