civil_disput (civil_disput) wrote,
civil_disput
civil_disput

Возвращение Византии (1) Необходимость российской истории

Лекция, прочитанная в клубе "Зеленая Лампа" и студентам МАРШ.

визант

«Жители наших провинций! Забота об общем благе заставляет нас положить предел корыстолюбию тех, которые стремятся божественную милость подчинить своей выгоде и задержать развитие общего благосостояния – кто приобретает в годы неурожая, давая ссуды для посева, и гонится за разбойничьими процентами. Мы должны объяснить причины, которые заставили нас отказаться от долгого нашего терпения, чтобы люди, потерявшие меру, осознали жадность своих помыслов как известного рода клеймо». – из Эдикта императора Диоклетиана о ценах на товары 301 г. н. э.

Если мы не можем быть как ангелы – не падать,
То не будем хотя бы как бесы – не каяться.
– иеромонах Дионисий

В поисках родства

Выяснение всемирно-исторического значения византинизма с перспективы русского наследника этой традиции – задача, поставленная Ф. И. Успенским более века назад, в октябре 1912 г. в Константинополе, не решена и поныне.
Она то и является сегодня нашей целью. Но где дана эта цель?
Цель не может лежать в прошлом. Думать о целях, значит думать о будущем.

Мы поэтому поставим вопрос прежде о России как о побеге византийского дерева, которому менее 500 лет от роду, и о нашем возвращении из этой юности во взрослое состояние.
Что такое это взрослое «византийское» состояние, мы будем выяснять методом обратной перспективы, двигаясь из настоящего в прошлое – надеясь обнаружить в развитой тысячелетней форме уже известные принципы нашего развития.

Нет ничего проще, чем сказать: вот де, был истинный православный Рим, а мы тоже вроде православные, и почему бы не Рим?
Можно далее утверждать определенную преемственность пластических форм нашего и византийского искусства.
Вспомнить о родословной Ивана IV или о борьбе России за проливы, о почерпнутом из Византии алфавите.

А с другой стороны, мы ведь заодно и мусульмане, – тогда почему не Мекка? Сомнительно, что византийская пластика как-то влияет на выбор между китайскими и корейскими устройствами мобильной связи, или, что каждый русский стремится хоть раз в жизни побывать в Стамбуле – это как раз совсем не так! Неочевидно, что татары нынешним русским меньшая родня, чем греки. А что сказать о других народах России? Что им до Византии?

Если мы ставим на генетическое родство социальных систем, следует поискать более серьезные доказательства необходимости этого родства с Византией, выяснив, что оно такое на системном уровне.

Понятно, что исторические факты нам так же мало могут сказать о структуре социальной системы, являющей себя в истории, как кирпичи, привезенные на стройку, мало говорят об архитектуре будущего здания, являющего себя в пространстве.

Нам нужен абсолютно уникальный признак системы, отличающий нас от любых других социальных систем, кроме одной – нашей византийской прародительницы, и – с точки зрения цели, – следует также установить неотвратимость действия этого генетического системного признака в будущем.

Поскольку мы пока не знаем, где искать этот признак, живую социальную целостность мы вынуждены рассмотреть анатомически, выделяя в ней отдельные ее элементы, которые при таком рассмотрении будут выглядеть застывшими, лишенными жизни, порой, противоречивыми.

Нам известны три таких элемента и, соответственно, три способа рассмотрения любых социальных систем.

Все человеческие сообщества руководствуются некими специфическими принципами относительно необходимого им истинногологика. Все люди стремятся к счастьюэтика, и к прекрасномуэстетика.

В живом социуме логика, этика и эстетика образуют единство – ничто не является более важным, чем другое, и ничто не противоречит другому – иначе не состоялся бы прошлый синтез именно такой социальной системы – той, что есть.

Однако наша цель лежит в будущем. На нашем конструкторском столе лежат лишь элементы будущего спектакля: мишка с оторванным ухом и платье Мальвины, которое уже никто не носит. Нам пока не до аплодисментов.

Сегодня я буду говорить о необходимо истинном в российской истории, – о ее логике. Лектор отдает себе отчет в том, что необходимость может показаться чудовищной с позиций этики, или безобразной, с точки зрения эстетики.

Не следует, однако, подозревать лектора, историю или народ в недостатке морали или отсутствии чувства прекрасного. Это издержки аналитической стадии рассмотрения проблемы.

Ограничивая себя рассказом о необходимом направлении движения системы, о ее энтелехии, и оставляя за скобками то, что дает ей энергию, мы нисколько не умаляем важности выяснения также и этого другого аспекта системы, лежащего в плоскости этического и эстетического анализа.

В конце выступления будет кратко сказано об одной метафизической идее Аристотеля и ее ценности для дальнейших поисков. – Кто ими займется? Возможно, слушатели или читатели.

Необходимость российской истории

Чем же уникальна логика истории России? – А ничем! Ответил я однажды моей наставнице по испанскому языку, Зинаиде Давидовне Львовской.

Реакция была такой бурной, что меня чуть не выкинули с седьмого этажа.

- Как ты, Милютин, можешь так говорить? Ты, ты… Зинаида Давидовна закурила и сказала после паузы. – Ты грязный.

Это было ее любимое ругательство.

Ну, да, мне-то стыдно не знать, чем Россия уникальна. Но я не знал. Поэтому спросил: чем же?

- Только в России было восстание декабристов!

В истории с декабристами полно противоречий. Это была часть знати, которая – так нас учили – хотела ограничить знать в правах и доходах.

Точно ли такого не было в истории других стран?

Допустим пока, что случай все же редкий. Но объяснимый. – Молодые идеалисты, начитались французских книжек.

Кто в юности не был революционером, тот пусть первый бросит камень в меня, и в авторов многочисленных учебников. «Страшно далеки они», в любом случае, «от народа». Чтобы заставить солдат восставших полков кричать что-то про конституцию, пришлось объяснить народу, что так зовут жену Константина – еще более лучшего царя.

С другой стороны, по проекту Павла Ивановича Пестеля предполагалось над разделенной по американскому образцу правильной властью учредить какую-то подозрительно неправильную блюстительную власть из 120 пожизненно избираемых бояр во главе с самим Павлом Ивановичем. Ха! Не такие уж идеалисты.

Вот только смысл… Чего же им не хватало в монархии и зачем такая чрезвычайщина?

Поменять царя на другого царя или диктатора, провести «необходимые» –Кому? Зачем? – реформы, вводящие в России подобие демократии, и тут же обнулить их пожизненной блюстительной властью.

Если отмена крепостного права была их принципом, то что мешало каждому из заговорщиков освободить своих крестьян?

Как-то даже начинаешь понимать царя Николая I.

Но и с Николаем «не все так однозначно». Занимаясь изучением дела реформ 1861 г., я обнаружил примечательную фигуру графа Павла Дмитриевича Киселева, последовательного противника крепостного права.

Под началом генерала Киселева в разное время служило до половины офицеров, принявших участие в заговоре, включая и главных заговорщиков.
Николай не мог об этом не знать…
И что же Николай?

Да, они встретились с царем, говорили. Знать – знал. Не докладывал – взял грех на душу. «Русскую Правду» сам не читал. Попросил Пестеля мне прочитать. Сочувствовал, и сейчас сочувствую. Да и вообще, у вас тут в Тайной канцелярии еще с 1816 г. моя записка по всем этим крестьянским и конституционным вопросам имеется.

В 1828 г. Киселев – командующий российскими силами в войне с Турцией, позже – наместник в Молдавии, где Киселев… освобождает местных крестьян. Эта молдавская реформа послужит потом одной из моделей реформы 1861 г. И что Николай? – В острог генерала? Нет.

Награждает Киселева орденом св. Георгия за успехи в военной и гражданской службе. Назначает Киселева дядькой наследника Александра.
Наряду с этим, «опытный декабрист» Киселев служит Николаю в должности начальника V отделения собственной Его Величества императорской канцелярии – это штаб по крестьянскому вопросу.

Ну, а в первые александровские годы, когда готовились Великие реформы, Киселев и вовсе почти всесилен, деля власть только с ревностной православной подвижницей великой княгиней Еленой Павловной – можем ли мы предположить, что интеллектуальный декабризм Киселева имел какое-то отношение к взлету его карьеры? Да, можем. Вправе.

Так что же, получается, и Николай – тайный декабрист? Или у них вся семья такая сумасшедшая?

То революционеров повесят, то сами крестьян освободят – Николай вот освободил десятки тысяч своих, в известном смысле, хотя формально – государственных крестьян, и очень этим гордился, говоря, что он первый в крепостной России не-крепостник.

Его примеру следовали многие люди, близкие ко двору. Елена Павловна проводила научные изыскания на тему «как нам жить без крестьян, и как крестьянам жить без бар», отдав под полигон свои имения, возила туда других, как сейчас сказали бы, олигархов.

Другим ее проектом было возвращение (!) Европы под руку православного Императора и ее ре-христианизация (тут восклицательные знаки можно ставить в любом количестве). Елена – напомним, так звали мать императора Константина I, первого византийца.

Это русское имя немецкая принцесса выбрала себе сама. А ее знание православной доктрины было столь фундаментальным, что удивило архиепископа Иннокентия, избранного ментором Великой княгини по данной проблематике. Да, интересные были взгляды у Фредерики Шарлотты Марии Вюртембергской, деятельницы либеральнейших из русских реформ. Поставили бы они в тупик многих современных либералов.

Особенно если учесть, что Елена Павловна «давала себе труд» следить за трудами русской военной статистики, под которой понималось тщательное изучение европейского театра военных действий, и когда однажды русское военное ведомство не изыскало средств, Елена Павловна их изыскала, сняв перстень с пальца.

Отдавая должное благородству, щедрости и уму великой княгини – она была всю жизнь всеобщей любимицей, многие знатные особы находили ее ученость и ее геополитические проекты все же странными – для женщины. А как насчет Флавии Юлии Елены Августы, святой равноапостольной царицы Елены Константинопольской? Нашла бы она интересы своей неожиданной русской наследницы странными? – Не уверен.

Мы уже обнаружили любопытную точку пересечения русского и византийского. Пока это не более чем эпизод великосветской хроники, но, все же, он дает основания утверждать, что декабризм 1825 года не был заговором одних только молодых идеалистов. Или – что у заговора молодых (и не только) идеалистов были столь веские основания, что царь не мог ими пренебречь. Или, возможно, это был неудачный заговор против другого заговора – удавшегося?

Выделим существенные элементы условного декабризма, понимаемого более широко – не только 1825-й. А более длительный процесс 1816 – 1861 гг.

1. Проектно-конструкторский подход к истории. История видится участникам процесса как объект их воздействия. История должна быть пере-творена в интересах общественной справедливости – другое дело, что проекты разнятся, но мы сейчас абстрагируемся от конкретики. Вот что объединяет заговорщиков и реформаторов – проектно-конструкторский подход к истории.
2. Власть над властью как инструмент проекта переделки истории. По каким-то причинам ни заговорщикам, ни реформаторам не хватает обычных властных рычагов – с первыми ясно, а как быть со вторыми, ведь они сами и есть эти властные рычаги! Однако возникает дуумвират Киселева и Великой княгини, вокруг которого вращаются многочисленные «секретные комитеты». А почему нельзя было идти нормальным бюрократическим путем, не в духе блюстительной диктатуры Пестеля?

Были ли эти элементы в России типичными или они случайность, каприз времени? 70 лет истории СССР говорят в пользу типа. Разумеется, Политбюро ЦК КПСС – это власть над советской властью. Конечно, проектно-конструкторский подход к истории демонстрирует вся советская история. Это типичнейшая черта советской России, нигде, ни в одной стране мира до сих пор не превзойденная.

По мнению профессора А. И. Фурсова, которому я уже многим в этой лекции обязан, власть над властью это типичная черта России как социальной системы.

Он предлагает и объяснение феномена. Россия – страна с низкой урожайностью основных продовольственных культур. Сам-три, сам-четыре, конечно, в ту эпоху, когда формировался тип.
Допустим, одно зерно я съем сам, одно оставлю на будущий посев, а третье – отдать барину? А что если град, засуха ливни? Погибнет посев, а резерва нет. Но и барин может заметить: а что если война? Ведь мы с тобой, дорогой крепостной товарищ, к князю должны явиться «конно, людно и оружно». Хорошо, не возьму я твое зерно, и на войну не пойду. Так если князя нашего на той войне не убьют, он обратной дорогой непременно к нам заглянет: как там предатели Родины?

Повесят тебя, допустим, на воротах моей усадьбы. Тебе от этого легче?

И верхи, и низы государства, сложившего в Центральной России, были заложниками низкой продуктивности хозяйства, а богатые юга оставались недоступными вплоть до Екатерины Великой. При ней то, как отмечают историки, и пошел в рост прибавочный продукт.

А до того эксплуататоры и эксплуатируемые могли себе позволить только самое необходимое.

Верхи не могли бесконтрольно размножаться и быть самодурами в вопросах управления, низам приходилось много работать, да еще и хитрить, изловчаться, не полагаясь на Бога, царя и коварный климат, не плошать и самим; а на войне и те, и другие должны были драться так, чтобы один граф Киселев или товарищ Сухов взвода стоили, а то и роты. Таковы были требования системы. Иначе в России не прожить.

А как же это отрегулировать? – Ведь натура человеческая несовершенна.
От золотых родителей, бывает, рожается серебряное потомство, а то и медное. А ведь сказано у Платона, что государство погибнет, если его станет охранять железный страж или медный.
Следовательно, нужна ненормальная, с точки зрения иных, более продуктивных хозяйственных систем, власть, которая будет периодически обнулять нормальную эксплуатацию нормальной власти.

Роль блюстителей состоит в том, чтобы быть пастухом, но пастухом волков, а не овец. Роль жестокая, но столь же жестокой является и сама проблема волков и овец, необходимым решением которой становятся блюстители, выбирая между войной всех против всех и войной с нормальной властью, которая, надо отметить, почти никогда не оказывалась способной осознавать «жадность своих помыслов как известного рода клеймо». Можно ли объяснить волку, что он зря съел царских зайцев? Волк – живое, и власть – живое. Все живое растет, однако рост подсистемы волков в условиях России угнетает социум в целом. Тогда система выделяет антитела блюстителей. Это во многом тоже естественный процесс саморегуляции.

Такая блюстительная сверх-власть возникала в России, фактически, дважды: 1) от Ивана Грозного до первых Романовых. 2) И при Сталине. Соответственно, периоды ее нормального функционирования: от Алексея Михайловича до Александра III (за вычетом нескольких бестолковых правительниц сразу после Петра – хотя и их действительные роли и способности должны еще стать предметом непредвзятого анализа) и сталинско-брежневский период были самыми блестящими периодами русского администрирования.

Эти же периоды истории характеризуются и относительно низкими уровнями эксплуатации низов или тенденциями к ее ограничению.

Два периода, в последнем отношении, как бы не вписываются в схему. Это петровско-екатерининский и сталинский в узком классическом смысле, от 1937 до 1953 гг. Но это были периоды мобилизационной экономики, когда ради безопасности жертвовали всем, и головами знати, и кошельками низов.

Если говорить об идеологии реформ 1861 г., то она была построена вокруг темы выхода из екатерининской мобилизации после достижения, – как казалось многим, военно-политического превосходства над Европой. Осталось только подтолкнуть.

Это было политической ошибкой, вылившейся в Крымскую войну. Не учли готовности европейцев к большой крови в плане подавления внутренних мятежей и их, попросту, неблагодарности за 50 лет внешней стабильности.

Но не было ошибкой стремление освободить крестьян от излишнего гнета и в очередной раз сократить количество едоков среди знати, заодно повысив ее качественный уровень. Это вписывалось в логику именно такой управленческой системы как в России, ожидавшей открыть в себе ресурсы не мобилизации, а модернизации до мирового православного царства, до Византии. Как казалось модернизаторам, ликвидировав крепостничество, они достроили бы наличное бытие до справедливых требований их религиозной доктрины.

Из крестьян вырос бы образованный, ответственный и состоятельный средний класс, а из дворян – промышленная буржуазия, капитаны Нового Времени. Рубка голов не могла входить в планы кружка Елены Павловны.
А вот в планах Пестеля она, возможно, присутствовала.

Во всяком случае…

Выкупные платежи поступали в кошельки дворянства из государственной казны (не непосредственно от крестьян!) до 1905 г. Взимание же их с крестьян в казну было прекращено в течение ряда лет, открытых Манифестом от 3 ноября 1905 г. «Об улучшении благосостояния и облегчении положения крестьянского населения», согласно которому выкупные платежи помещичьих, удельных и государственных крестьян были уменьшены с первого января 1906 г. наполовину, а с первого января 1907 г. взимание платежей прекращалось.

Можно ли считать простым совпадением, что тогда же начинается затянувшаяся до 1937 г. рубка голов, инициатором которой была партия эсеров, в которой велик был процент дворян – бывшей нормальной власти? Дворянство не оправдало надежд 1861 г. на создание нового управляющего класса. Значительная часть дворян оставалась полу-учеными Дубровскими, а крестьянство, с другой стороны, не вырастило в себе сельского буржуа, зато подпало под кабалу кулака, квази-помещика, и ожидало нового передела земли.

Да, модернизация имела место, но она происходила на запредельных скоростях – поскольку совершалась на пустом месте, на железнодорожников и горных инженеров смотрели так, как в СССР, – на космонавтов, и при активном вторжении иностранного капитала, навязывавшего иную, неизвестную логику развития, а также по учебникам, которые еще только предстояло написать, в условиях военной срочности, что в совокупности привело к запредельным социальным перегрузкам, буквально сжигавшим людей.

Логика, как известно, наука принудительная. Этические возражения кружка Елены Павловны против блюстительной диктатуры – да, бесчеловечной, в отношении немногих, в итоге подорвали хрупкий в условиях России баланс волков и овец, что выразилось в коротком периоде господства олигархий – сначала николаевско-безобразовской, а затем и ленинско-троцкистской, которые стали вести себя гораздо более бесчеловечно, чем мы могли бы ожидать от Бенкендорфа или Киселева, выступи они в роли блюстителей, а жертвы олигархий исчислялись уже миллионами.

См. также Безобразов Александр Михайлович (1853 -1931). Ни дать, ни взять молодой реформатор.

И когда, обескровленная этими олигархиями – обе опирались на поддержку извне, хотя и в разных формах, Россия устала, тогда принудительная наука взяла свое и социальная система произвела на свет всю ту же блюстительную власть.

Выбор между войной со всеми ради благополучия немногих и войной с немногими ради благополучия многих был сделан еще на 54 года.

И так, с этим выбором, и жили, побеждали в мировой войне, выходили в космос, перекрывали Енисей, играли с канадцами в их хоккей, богатели из бараков в хрущевки, а из хрущевок – в уже вполне человеческие многоэтажки, пока блюстители не состарились, а олигархи не вырвали власть из их рук, чтобы опять все разделить, сдать и свалить в Лондон.

Олигархия могла бы выиграть в 37-м, но проиграла, у нее не получилось в 53-м, не вышло в 65-м. Но она хотела всегда. Всегда быть властью без царя в голове. – Чем-то прямо противоположным Жизни.

Блюстительная модель управления сложилась, однако, не в России. Она типична для России, но не уникальна для нашей страны.

Мы ее делим со… Средиземноморьем.

Продолжение

Tags: зеленая лампа, философия истории
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Крым и почему его нельзя отдать

    "Взять всё и поделить" несложно, но если говорить о передаче территорий или прав законным путем, в соответствии с принципами международного права,…

  • Хасан сказал, Хасан сделал

    Президент Ирана Хасан Рухани заявил, что "преступнику Трампу" осталось жить несколько дней. Это официальное заявление было сделано в прошлую среду,…

  • Великий Туран и прогресс человечества

    После турецко-азербайджанского нападения на Армению и выигранной "двумя государствами - одним народом" войны в Нагорном Карабахе, подобные карты…

promo civil_disput august 9, 2012 18:40 114
Buy for 200 tokens
https://t.me/E_Milutin Похоже, Вы зашли в гости. Меня зовут Евгений Владимирович Милютин. Российский дипломат (в прошлом), историк, востоковед, писатель, автор книги «Психоистория. Экспедиции в неведомое известное». Имел опыт преподавательской работы в Asia Pacific Center for Security Studies…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments