civil_disput (civil_disput) wrote,
civil_disput
civil_disput

Послемирье

Если не почитать мудрецов, то в народе не будет ссор. Если не ценить редких предметов, то не будет воров среди народа. Если не показывать того, что может вызвать зависть, то не будут волноваться сердца народа. Поэтому, управляя страной, совершенномудрый делает сердца подданных пустыми, а желудки – полными. Его управление ослабляет их волю и укрепляет их кости. Оно постоянно стремится к тому, чтобы у народа не было знаний и страстей, а имеющие знания не смели бы действовать.
Осуществление недеяния всегда приносит спокойствие.
- Дао дэ цзин

гейша

Если помните, до эпохи повального увлечения Западом был такой же период низкопоклонства перед Востоком.
Не только Блаватская и Гурджиев. В 1909 г. Л. Толстой написал небольшую статью об учении «Лао-Тзе». Не только Рерих, а также Ницше и Шпенглер – серьезные люди, при всех их заблуждениях. Не только энтузиасты антисистемного гнозиса Блюмкин и Харрер, – гораздо более просвещенные Бадмаев и Щербатской также искали мудрость на Востоке.
Лев Толстой увидел в китайском трактате родство с христианской метафизикой, хотя и не расшифровал его. Гегель – самый разумный и требовательный из европейских умов, холодно отвернулся от Востока, не оценив его превосходства, однако это были редкие случаи проникновения в суть дела.
Суть дела состоит в том, что Дао дэ цзин излагает примерно тот же комплекс идей, что и античная метафизика, а практические рекомендации китайского автора обращены к такому актору истории, который стоит в психофизическом плане значительно выше самой этой истории.
Это учение – великое, сверхчеловеческое – осталось непонятым теми, кому проповедовалось, а его действительная расшифровка, видимо, предполагает принципиально иную организацию сознания, а коли так, у меня есть большие сомнения в том, что понимание древней метафизики станет более простым делом в будущем.
Эту проблему первым заметил великий Иван Ефремов, но исследовать или разворачивать он ее не стал. Я последую в этом умолчании его примеру.
В течение примерно 800 лет, однако, люди Средиземноморья и Китая пытались наполнить пришлой мудростью тот сосуд, который не был способен ее вместить, пока, в переходную эпоху между Плотином и Августином, в Европе не был найден способ воспользоваться готовыми метафизическими шаблонами, пусть и не понятыми интеллектуально, за счет их внедрения в эмоциональную сферу сознания масс, – не почитая мудрецов, сохранить саму мудрость как необсуждаемый закон мироустройства. Этим новым способом жизни стало христианство, провозгласившее себя моральными вратами к истине, но отказавшееся от претензий на способность ее умственного понимания.
Приведу цитату из Плотина, которой я воспользовался в своей лекции в этот четверг: «Каков характер этого порождения? Каким образом из единицы произошли два и вообще множественное? Чтобы нам возможно было это знать, мы должны взывать к богу, изливая перед ним нашу душу в молитве».
Мысль Востока развивалась в том же направлении, то есть, не развивалась вовсе как мысль, а совершенствовала человеческую практику в сфере морали и эмоций.
Не только христианство, но и другие мировые религии дали человечеству шанс жить «по уму», не обладая необходимой для этого степенью разумности. Жить по метафизике, не понимая ее смысла.
Европейская наука внесла в эту схему заметные искажения, выразившиеся в конечном счете в феномене Послемирья.
Наука выдвинула новую претензию на интеллектуальное развитие, но не в смысле понимания истины, а в смысле накопления опыта.
Наука оказалась способом развить до невиданного прежде уровня производительную силу общества, но адекватного роста его интеллектуальных сил не произошло. Рост интеллекта означал бы совершенствование сосуда, но этого нет – более того, мы видим, скорее обратное. Вместе с тем, сосуд был наполнен более богатым и сложным содержанием. Поскольку все религии, исходя из своей коренной функции замены интеллектуального моральным совершенством, выступали противницами «знаний и страстей», они, разумеется, были отброшены в целях опыта науки.
В тех же целях было создано или само собой сложилось, можно оценить этот процесс по-разному, гностическое учение, провозгласившее своим принципом то, что каждый индивид обладает правом на свой опыт, то есть, произошла реанимация именно того римского скептического принципа, против которого была устроена Августином или другими религиозными учителями концепция моральных врат.
Если прежде верным считалось, что нет и не может быть никакого опыта вне общих врат к истине – основанием тут выступает сомнение Плотина, приведенное выше, то в актуальном гнозисе провозглашается право на личный контракт с силой.
Советизм в СССР отсрочил на 70 лет время таких контрактов у нас и оказал им всемирное сопротивление, однако полностью перебороть тенденцию на интеллектуальном уровне могла бы лишь расшифровка метафизического вопроса о раздвоении единого – удовлетворительная, а не ее суррогаты! – и возникновение на этой основе новой метафизики. Если бы такой скачок состоялся, Дао и Дэ вновь могли бы занять место учителей практики. Однако этого не произошло.
Как мне представляется, в последнее десятилетие под напором индивидуального опыта рухнули последние камни Августиновых врат – правовые системы, основанные на римском праве. Ведь их основания тоже были заложены в античную эпоху, они были первой версией того, как жить по уму, ума не имея, сами по себе они черпали из тех же источников, что и христианская теология.
Эти камни не могли держаться бесконечно в отсутствие того, что служило их системным обоснованием.
Феномен Послемирья будет нами исследован преимущественно во второй части курса, а сейчас я нахожу уместным только эмпирическую характеристику феномена.
1. Гностический индивидуальный контракт с силой. Каждый сам себе мудрец и почитатель.
2. Политический произвол ситуационно успешных «контрактников», нарастание политической конкуренции, хаотизация политики.
3. Искажение социальных данных, производство фактов истории.
4. Рост спроса и претензий на индивидуальный статус, и соответственно, рост числа самоубийств.
5. Обесценивание научного знания. Обессмысливание научных занятий.
6. Деградация производительных сил и тех аспектов культуры, которые связаны с вещным, осязаемым, реальным.
7. Подмена реального виртуальным, вытеснение и маргинализация реальности.
8. Остановка социальных лифтов для носителей логико-интуитивных функций. В мировом масштабе массовая (больше скрытая – пока!) безработица в производительно-научной сфере.
9. Разросшееся производство продуктов этико-сенсорной сферы. Огромный спрос на такие продукты, независимо от их качества. В виртуальной статье о «Дао дэ цзин» прочитал: «Тридцать спиц соединяются в одной ступице, образуя велосипедное колесо». Миллионы эзотериков, посетителей сайта ничего не заметили. Я заметил. Но я, видно, не современный человек.
10. Распространение концепций евгенического толка.
11. Тенденции к геноциду в мировой политике.
12. Обострение борьбы за передел мира между «вещниками» и «виртуальщиками».
13. Появление анти-антисистемных, анти-гностических, анти-индивидуалистских протестных движений.
14. Попытки реанимации «старых» религий и «отживших» идеологий системного толка, от христианской ортодоксии до салафизма, от средневекового анархизма до советизма.
15. Мировой кризис власти и властной идеологии, основанной на идеях глобализма и либерального гностицизма, рост идеологического и политического традиционализма.

Современная Россия представляет собой одновременно и продукт Послемирья, и – после Крыма, продукт попыток выхода из него в новый морально-идеологический синтез. Этим и объясняется непроявленность перспектив нашего развития. Этим также обусловлена сложность прогнозирования таких перспектив, являющихся предметом спора политических «вещников» и «виртуальщиков», в котором каждый из лагерей стоит, в сущности, на гностических позициях, рассматривая замкнутый на себя контракт как единственно возможный, пытаясь навязать его турбулентной среде.

Tags: зеленая лампа
Subscribe

promo civil_disput august 9, 2012 18:40 114
Buy for 200 tokens
https://t.me/E_Milutin Похоже, Вы зашли в гости. Меня зовут Евгений Владимирович Милютин. Российский дипломат (в прошлом), историк, востоковед, писатель, автор книги «Психоистория. Экспедиции в неведомое известное». Имел опыт преподавательской работы в Asia Pacific Center for Security Studies…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments