civil_disput (civil_disput) wrote,
civil_disput
civil_disput

Categories:

Вопрос к "Зеленой Лампе": почему СССР проиграл "холодную войну"?

Вопрос: Я думаю, что социализм – это хорошо. А мне говорят, что «хороший» социализм проиграл «плохому» капитализму. Я не знаю, как возразить.

Отвечаю: Я тоже думаю, что социализм – это хорошо. Более того, я уверен, что социализм ничего не проиграл. Холодную войну проиграл не социализм, а система власти, существовавшая в СССР. А победил в холодной войне не капитализм, а система власти Запада.

Обе эти властные конструкции не имеют отношения к капитализму или социализму, сложились задолго до индустриальных экономик типа «капитализм» или типа «социализм», были унаследованы ими обеими из прошлого.
Чем же отличается западная система власти от бытовавшей в советское время или актуальной российской (они очень похожи, что лишний раз доказывает, что устройство власти не имеет отношения к устройству экономической жизни)?
запад
Отличие состоит в следующем:
Необходимо вспомнить, что по Юнгу общественное сознание само по себе есть система, состоящая из двух пар противоположностей.
Сенсорики и этики легко находят между собой язык, образуя в социуме пару «власть» - «идеология».
Но они вместе не дружат, мягко говоря, с парой логиков и интуитов, людей науки и философии, образующих интеллектуальное измерение социума.
Длительное присутствие в европейском мышлении схоластической учености, присутствие, ставшее традицией, привело к появлению нормы, в соответствии с которой Университет и Государство, не противопоставляя себя друг другу, и не подменяя друг друга, образуют два контура управления обществом. Один контур – властно-религиозный, другой – научно-философский.

В западной системе управления еще в средневековье сложился особый властный социальный слой, занимавшей в системе управления особое место – своего рода, духовно-научного компонента. Конечно, это были именно схоласты, как в царствование Карла Великого назывались духовники, надзиравшие за учителями самых крупных школ при соборах или монастырях. Эти духовники обычно сами тоже читали лекции. Их двойственное положение – властно-научное, породило специфическую традицию участия интеллектуалов непосредственно во власти.
Традицию взаимодействия интеллекта, ставящего перед собой цели большего узнавания действительности, и власти, стремящейся к большему приобретательству материальных богатств или нематериального контроля над волей людей.
Не будь эта традиция так укоренена, Ришелье, возможно, был бы просто кардиналом, но едва ли – еще и герцогом, и первым министром Франции, надзирателем Сорбонны, командующим своего полка мушкетеров и покровителем Декарта.
Эта связка, возникшая случайно, приобрела на Западе самодовлеющее значение и выражается сегодня в постоянном присутствии интеллектуалов во власти – Бжезинский, Олбрайт и многие другие подобные персонажи, в убеждении людей науки в том, что смысл их деятельности состоит в том, чтобы революционизировать практику, и в убеждении людей власти – политической или экономической, что они постоянно нуждаются в таком революционизирующем воздействии второго контура, что представители академических кругов – не слуги и не враги, а партнеры. Связка власть-интеллект, не в последнюю по важности очередь, выражена также в организационных структурах согласования и управления – формально-правовой властью не обладающих, но в действительности ею являющихся или оказывающей на властные решения существенное воздействие. Например, Трехсторонняя комиссия, Фонд Родса и т.п.
В тех общественных системах, где схоластики не было, такая связка власть-интеллект не сложилась. Анти-схоластические социумы могут иметь развитую науку, даже, как это было в СССР, в ряде областей передовую, опережающую Запад, но в таких обществах любые научные достижения остаются собственно научными, собственно продуктами мысли.
Власть может знать об этих продуктах, но, поскольку в ней самой нет схоластической задачи, она не стремится понять эти продукты на логическом уровне.
Власть может выступать покупателем или заказчиком какого-то продукта, однако, поскольку она сама не в состоянии на системном уровне оценить свою покупку или заказ, власть оказывается либо излишне подозрительным, либо излишне наивным покупателем.
Власть в отношении науки выступает в качестве непрофессионального владельца предприятия, которое ей досталось более или менее случайно или только через инвестирование денег, но не было ею выстрадано, задумано.
На Западе Университет и Государство являются совместными предприятиями, и, что более важно – проектами, продуктами мысли обоих общественных контуров: сенсорно-этического и логико-интуитивного. Оба контура выступают равноправными акционерами в каждом из двух своих начинаний. Они управляют этими начинаниями также сообща, деля между собой расходы и доходы через систему институтов согласования и управления – чаще закрытых от посторонних глаз и выведенных за рамки правового поля.
В иных, незападных моделях управления, включая и российскую, в отсутствие схоластического механизма согласований и управления получается так, что наука является делом настоящих преданных науке ученых, но не их проектом, не их собственностью. Результаты научного труда могут быть в любой момент обнулены властью. С другой стороны, хотя ученый часто исполняет государственный проект, но это исполнение не означает преданности, ответственности за результат, поскольку государственный результат не принадлежит ученому. Он лишь то, что «поручили». Никакие заслуги в исполнении чужого заказа не могут сделать исполнителя соавтором этого заказа и соавтором государства.
Является ли власть в таких системах управления эффективным строителем государства? Тоже нет!
Эффективный строитель должен понимать, что именно он строит. Но сама власть не имеет инструментов такого понимания, а наука, имеющая такие инструменты, не является заинтересованным партнером такой стройки.
Ярким примером такого противоречия является история неудачной попытки внедрения в СССР т.н. «общегосударственной автоматизированной системы» управления – ОГАС, усилиями талантливого управленца Алексея Николаевича Косыгина и талантливого математика, академика Виктора Михайловича Глушкова.
С точки зрения формальных исходных данных их затея была обречена на успех.
Была развитая математика и кибернетика Глушкова.
Были созданы передовые по тем временам математические модели планирования, языки программирования.
Были созданы большие ЭВМ и персональные ЭВМ, не уступавшие на коротком отрезке времени западным аналогам.
В 1962 г. членам Политбюро был прочитан доклад Глушкова о неизбежности кризиса и конечного краха системы социализма без кибернетизации ее управления. С этим докладом Политбюро согласилось.
Были приняты решения двух съездов КПСС – XXV (1978) и XXVI (1982) о включении ОГАС в планы двух пятилеток и выделении на ее создание 20 млрд. советских рублей – 5-я часть национального дохода, что было сопоставимо с финансированием ядерной триады и космоса.
Не получилось, однако, создать саму систему.
Ее просто не делали.
Ее не делали по человеческой причине: в советской системе управления отсутствовал механизм согласования интересов между властным и интеллектуальным контурами управления.
Бюрократия не понимала Глушкова и Косыгина и видела в них чуть ли не врагов. Бюрократия могла опереться на оппозицию в ЦК их планам в лице Суслова, наконец, она просто не была заинтересована в том, чтобы помогать людям не своего круга – не из партийного аппарата, «с улицы». Хотя бы на этой улице Глушкова и считали мировой знаменитостью. Не наши это люди. И все.
Если бы идеи советских ученых и управленцев были не только приняты, но и реализованы на властном уровне, СССР мог превзойти Запад по эффективности общественных издержек производства (больше и лучше за меньшие деньги), и совершенно точно не проиграл бы холодную войну. Но с точки зрения исторической логики наш проигрыш был закономерен. У нас не было и нет взаимодействия двух контуров общественного сознания, мы в этом по-прежнему уступаем Западу.
Без создания аналога двух контурной модели управления или более совершенной модели – я склонен думать, что к такой модели мог привести проект Косыгина-Глушкова – прозябание России на задворках Запада ей обеспечено и в дальнейшем, каким бы экономическим строем жизни мы при этом не располагали.

Tags: зеленая лампа
Subscribe

Posts from This Journal “зеленая лампа” Tag

promo civil_disput august 9, 2012 18:40 114
Buy for 200 tokens
https://t.me/E_Milutin Похоже, Вы зашли в гости. Меня зовут Евгений Владимирович Милютин. Российский дипломат (в прошлом), историк, востоковед, писатель, автор книги «Психоистория. Экспедиции в неведомое известное». Имел опыт преподавательской работы в Asia Pacific Center for Security Studies…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments