civil_disput (civil_disput) wrote,
civil_disput
civil_disput

Categories:

Материализм в поисках материи

Прежде чем говорить об онтологии материального индивида, уместно отступить на шаг и оценить идеи Нового времени в их сравнении с предшествующим этапом классической схоластики.
море
Необходимый нам анализ можно найти у Гегеля в его истории философии. Нам уже знакомо суждение, что «человек состоит вообще в том, что он есть отрицание непосредственного и что он, отправляясь от этого отрицания, приходит к самому себе, к единству с богом, он тем самым должен отречься от своего природного воления, знания и бытия».
«Непосредственным» Гегель здесь называет то, о чем в других местах говорит как о рассудке. Рассудок это, в его понимании, способность непосредственно ощущать или по опыту ощущений воспроизводить нечто имеющее видимые, наблюдаемые конечные размеры, границы, формы. Фиксацию вещного в сознании, речи, в материально-знаковой системе, способность окружать себя техносферой и т. д.
Как он продолжает далее, «человек не от природы есть тот, в котором живет и обитает божий дух, вообще человек не от природы таков, каков он должен быть. Животное от природы таково, каково оно должно быть».
Здесь в стилистике средневекового схоласта, которую он мастерски копирует, Гегель говорит о том, что собственная рассудочная достоверность себя (и мира вещей) не составляет всего содержания возможностей человеческого сознания, ибо рассудок схватывает и фиксирует лишь то, что дано от природы, или чему сам человек может дать форму вещи. От природы мы индивиды, мужчины или женщины, принадлежим к разным народам, исповедуем какие-то религии или идеологии – все это различные аспекты рассудочного опыта сознания, удерживающего Жизнь от Смерти.
Но есть и другая сила, противоположная. Мысль как вечность, как формула знания для нас, не следует в потоке Жизни, не является чем-то преходящим, индивидуальным, мужским или женским, не относится к конфессиональным или идеологическим началам. Мысль для себя выглядит как Бессмертие, удерживающее себя от становления смертной Жизнью. Выход сознания за пределы рассудочного чувства в область спекулятивного мышления был уже предвосхищен в христианстве.
Но это предвосхищение само по себе еще оставалось в сфере рассудка, поскольку представляло собой не спекулятивную мысль, а чувство превосходства существа, которому, как оно уверено, обеспечена вечность, с презрением возвышающего себя в таком искаженном рассудке над обреченной на смерть жизнью природы, включая и собственную природу.
Это наивное превосходство ценило мир природы лишь постольку, поскольку он преодолевался.
Так как это противопоставление рассудочного «я» христианина и рассудочного же понимания им природы носило такой искаженный характер, что «лучшие чувства возмущались им и должны были обратиться против него», то появилась реформация против церкви и отчасти реформация внутри самой же этой церкви.
Как пишет Гегель, «в такие эпохи кажется, будто дух надел сапоги-скороходы».
«Ему интересно, ему доставляет удовольствие делать открытия в области природы и искусств. На мирском горизонте взошел рассудок, человек осознал свою волю и силы, стал испытывать удовольствие от земли, от своей почвы, от своих занятий, так как он находил в них справедливость и разум. С изобретением пороха исчезла обуревавшая отдельного человека ярость борьбы. Романтическое влечение к случайной храбрости стало ставить себе целью другие приключения, не приключения, продиктованные ненавистью, самовольной местью, не приключения, в которых проявляется так называемое спасение невинных от рук несправедливых, а более безобидные приключения – ознакомление с землей, открытие путей в Восточную Индию и т. д. Наличный мир опять стоял перед человеком, как достойный того, чтобы дух интересовался им».
«Теперь воздают должное конечному, наличному, оно снова в чести. Из этого исходят устремления науки. Мы видим, таким образом, что конечное, внутреннее и внешнее наличие, постигается с помощью опыта и возводится рассудком во всеобщность…»
Остановимся здесь и спросим себя: не являет ли собой внимание к конечному, непосредственному, к земле, к материи, атрибут рассудочного сознания?
Конечно, так и есть, а Гегель, на сей раз, иронически копируя пропагандистский пафос Модерна, для более внимательных читателей дважды повторяет: рассудок.
Тот же рассудок, который прежде упивался чувством обещанного ему вечного бытия, теперь отказался от этой мифологии, и упивается другим чувством свободы от мифа. Но это по-прежнему чувство рассудочной достоверности себя живым, распространенное на бытие всего мира.
Можно сказать грубее: то же животное, только с порохом и микроскопом.
«В том-то именно состоит несчастье природных вещей, что они не идут дальше, что их сущность не существует для себя, благодаря чему получается, что они не доходят до бесконечности, не приходят к освобождению от своей непосредственной единичности, т.е. не доходят до свободы, а остаются лишь в рамках необходимости, представляющей собою связь единичного с некоторым другим, так что если это другое соединяется с природными вещами, последние гибнут, так как они не могут вынести противоречия».
Рассудочное чувство способно двигаться только в потоке повседневности, вдоль потока и вместе с ним. Рассудочные существа, будь то с дубиной или атомным оружием, подвержены тем же превратностям смертной Жизни, что и миллионы лет назад. Приобретение власти над потоком, способности движения наперекор ему или поперек, способности выхода из круга требует дальнейшего более высокого становления сознания как целиком спекулятивной мысли. Эта задача пока не решена. Человеческий мир все еще рассудочный мир, это не мир мысли.
Онтология Матери предполагает, что мир это саморазвертывание, самостановление материи, а именно того, что рассудок готов принять за «всеобщность». Однако материя не является чем-то всеобщим, во всяком случае, такая всеобщая материя до сих пор не обнаружена. Материя – это всегда конкретная форма, материальный индивид.
Чтобы представить материю как всеобщее, пользуются кантианским определением понятия. Понятие у Канта есть общий признак, характерный для множества вещей. Понятие совпадает с термином. Понимая материю как нечто обнаруживаемое чувствами или приборами, материалисты говорят, что это и есть материя. Но чувствами и приборами всегда обнаруживается конкретный объект – тело, атом, электрон. А что такое материя сама по себе? Получается так, что это не самостоятельная сущность, а просто слово, термин, которым называется некая форма доступности множества конкретных вещей для приборов или чувств. Причем, такое свойство существует для нас лишь как представление спекулятивной мысли, или точнее того, что нам пока доступно в этой области: абстрактного логического мышления и формальной математики. Необязательно область спекулятивной мысли исчерпывается тем, что нам в этой области доступно. Однако, исходя из наших наличных способностей, мы можем все же заключить, что материя это свойство мысли, или что материя есть просто мысль. Онтология материализма приводит нас парадоксальным образом к базовому постулату идеализма, для которого все есть мысль. Куда же подевалась материалистическая философия? Ее нет, поскольку ее отправная точка неверна или совпадает с идеалистической онтологией.
Если мы пожелаем не заметить этого обстоятельства, и все равно попытаемся оттолкнуться от идеи развертывания мира из материального индивида, у нас тем более ничего не получится.
Поскольку материальность индивида не самоочевидна. Показать это не сложно.
Органы состоят из клеток, клетки – из молекул, молекулы – из атомов, атомы – из электронов и протонов, а далее – из таких элементов, которые никто никогда ни обнаруживал иначе как математически, или абстрактно логически, то есть, все же не в сфере материального, а в сфере мысли. Дефрагментация моей условной «материальности» может быть продолжена вплоть до виртуальных состояний квантовой пены, но это будет уже не материальный, а духовный опыт математики.
Получается, что материальный индивид собирается только как рассудочное чувство достоверности самого себя в сознании. Но в материальном мире его нет. Само по себе существует нечто другое.
А что такое мое «я»? Если очистить «я» от всех коллективных идентификаций «разделяемой нами с другими людьми реальности», остается, в итоге существо, которое о себе не может предложить никакой связный дискурс.
Цветок? Наполеон? Белочка? Мужчина? Женщина? Он сам доктор?
Греческое античное понятие идиота как раз и подразумевало личность, лишенную любых осмысленных идентификаций. Примерно то же самое, что «никто и звать никак».
Философия Декарта начинается с признания себя мыслящей вещью. Я равно моя мысль. А что такое мысль?
Если бы материалистическая онтология поднялась до осмысления мысли, в отличие от рассудка, материализм мог бы стать философией.
Но пока этого не произошло.
И, вероятно, уже никогда не произойдет в силу того, что мысль существует вне времени – измерения скорости синхронного перевода показали, что само понятие скорости к мысли неприменимо – тогда как все материальные процессы существуют в потоке времени.
Таким образом, ни логика, ни результаты научного опыта не дают убедительных доказательства того, что материальный индивид действительно есть, или, что материя как всеобщая субстанция, способная к саморазвитию, действительно есть.
С другой стороны, мысль как рассудочное чувство действительно есть, причем эмпирически она есть нечто, стоящее вне процессов, имеющих материальную и временную природу.
Далее, известная нам теория Карла Юнга указывает логически на мысль как на всеобщее, не сводимое к индивидуальному сознанию.
Но средства познания, развившиеся из материалистической онтологии, и которые представляют собой инструменты, усиливающие рассудочное чувство, не дают возможности исследовать феномен мысли, в котором единственно и существует онтология материализма.
Этот когнитивный парадокс указывает на ошибочность идеи развертывания мира из материи и материального индивида.
Что также очень важно, ошибочность этого исходного постулата не дает возможности построения прогностической теории.
Если я индивидуален и материален, а любое иное также индивидуально и материально, и не связано со мной, тогда мир есть хаос. Хаос – это набор разовых случайных состояний, каждое из которых уникально, индивидуально и конечно, из одного такого состояния невозможно вывести никакое другое. -к лекции 44. 500 лет в мире Гоббса и либерализм.

Чтобы присоединиться к нам с начала курса истории мысли в новой скайп-сессии «Зеленой Лампы» по средам, в 21: 30 с середины ноября и принимать участие в наших встречах в скайпе и в реале отправьте мне личное сообщение. Сообщение должно содержать ваш логин в скайпе и адрес электронной почты.

Дополнительные контакты:
Группа "Зеленой Лампы" в Фейсбук
https://www.facebook.com/groups/999357773416557/

Tags: зеленая лампа
Subscribe

Posts from This Journal “зеленая лампа” Tag

promo civil_disput august 9, 2012 18:40 114
Buy for 200 tokens
https://t.me/E_Milutin Похоже, Вы зашли в гости. Меня зовут Евгений Владимирович Милютин. Российский дипломат (в прошлом), историк, востоковед, писатель, автор книги «Психоистория. Экспедиции в неведомое известное». Имел опыт преподавательской работы в Asia Pacific Center for Security Studies…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments