civil_disput (civil_disput) wrote,
civil_disput
civil_disput

Category:

Странный аттрактор Руслана Соколовского

аттрактор1
Правду говорить легко и приятно.
- М. Булгаков

Очередная встреча клуба «Зеленая Лампа» была посвящена теме приговора Руслану Соколовскому. Встречались старые знакомые, однако, на этот раз дискуссия происходила в новом формате. Мы говорили не об истории мысли, а о современном ее состоянии, пытаясь извлечь общую формулу из конкретного факта. И я не читал лекций.

Все же, я сделал введение в тему, указав на обстоятельства вынесения приговора, доводы тех, кто видит в действиях Соколовского преступление, и тех, кто с такой оценкой не согласен.

Вводная часть
11 мая 2017 года районный суд Екатеринбурга приговорил видеоблогера Руслана Соколовского к трем с половиной годам лишения свободы условно с испытательным сроком в три года, а также к обязательным работам за возбуждение ненависти (часть 1 статьи 282 УК РФ), оскорбление религиозных чувств верующих (часть 1 статьи 148 УК РФ) и незаконный оборот технических средств негласного получения информации (статья 138.1 УК РФ).

В доводах, включенных в текст, который зачитала судья, выносившая приговор, в частности, говорилось:

1. «В видеосюжетах подсудимого присутствовала информация, содержащая признаки оскорбления чувств приверженцев христианства и ислама, формируемого через отрицание существования бога».
2. «Подсудимый отрицает существование Иисуса и пророка Мухаммеда, таким образом, совершил преступление, предусмотренное частью 1 статьи 148 Уголовного Кодекса».
3. «Подсудимый оскорбил многочисленные чувства разнообразных социальных групп не только речевой формой, но и двигательной активностью лица».

Истцом по делу Соколовского выступил священник Виктор Явич. Из доступных в Интернете материалов не вполне ясно, посчитал ли истец именно свои личные чувства оскорбленными, или же выступал по поручению церковных властей. Такую возможность нельзя исключить, так как упомянутый Виктор Явич, по некоторым сведениям, является консультантом митрополита Екатеринбургского по юридическим вопросам.
http://matveychev-oleg.livejournal.com/5405648.html

Некоторые противники Соколовского указывали, что в его видеороликах содержались оскорбления в адрес онкобольных, детей с синдромом Дауна, женщин, приверженцев ислама, что, по их мнению, служит дополнительным доказательством его вины и в отношении оскорбления чувств христиан.

В одном известном блоге Соколовского характеризуют даже как «бесноватого».
«...Кроме атеистов в мире существуют немало так называемых «бесноватых», которые любят называть себя «атеистами». Почему-то мало кто видит разницу. «Бесноватые» - это люди, которые не могут спокойно воспринимать наличие чужой веры в принципе, причем конфессия тут не играет большой роли. Чужая вера у этих людей вызывает какую-то совершенно хтоническую, ни чем не оправданную злобу.
Злобу такого накала, что ее наличие можно объяснить лишь какими-то темными силами. Которые одолевают человека, берут верх над его разумом и моралью. Без обряда отчитки или лечения в стационаре, в себе держать такое невозможно, нужно выплескивать наружу – иначе, голова взорвется. Процесс выплескивания мозговых испражнений и паразитов в народе зовется «глумлением», а в Уголовном Кодексе – «деянием». Вот именно за «глумление-деяние» и посадили блогера Соколовского, и не надо передергивать, приплетая сюда атеизм и Святую Инквизицию».
http://nikolaeva.livejournal.com/857533.html

Правда, необходимо уточнить, что эти определения исходят не от психиатра или юриста, а от журналиста. На самом деле, неизвестно, принял ли суд к сведению предполагаемую «бесноватость» Соколовского, как то утверждается в тексте записи блогера. В приговоре Соколовскому такое определение отсутствует.

Наряду со сторонниками приговора Соколовскому, у решения суда нашлось и немало противников, в том числе, среди православных верующих людей.

Один из них высказался следующим образом:
«Ну, что сказать?! Поздравляю! Теперь в Бога все верующие! Как при Сталине в коммунизм.
И не советую сомневаться, а то расстроите чувство верующего и будет вам казенный дом».
http://plotnikk.livejournal.com/872659.html

Преподаватель МГИМО Валерий Соловей считает дело «ловца покемонов» Соколовского «проявлением общей для России тенденции к невротизации и разрушению основ здравого смысла».
В недавнем интервью профессор Соловей предположил, что «если вы в течение нескольких лет подвергаете население массированному воздействию телевизионной пропаганды, причём очень мощному, то основы критического мышления у людей начинают разрушаться. Советская пропаганда выстраивалась в обществе, основанном на рациональности и на культе знаний. А нынешняя пропаганда выстраивается в обществе, где рациональность, знания и логика не просто избыточны: они враждебны самим основам этого общества. Здесь надо бить в эмоции. И чем проще эмоции – тем сильнее эффект. Чем занималось наше телевидение с середины нулевых годов, а особенно интенсивно – в последние три года? Оно последовательно отключало у людей способность к критическому мышлению, способность к рефлексии».
https://khazin.ru/articles/165-intervju/30645-ni-odin-zagovorcshik-ne-sdelaet-togo-na-chto-sposobny-poltora-idiota

Обсуждение в клубе
Вопросы, которые мы обсудили, можно разделить на две группы: вопросы к решению суда и вопросы к обществу.

Вопросы к решению суда
По общему нашему мнению, если Соколовский и совершил уголовно-наказуемые действия, то в тексте приговора они не были корректно отражены. Его поведение в храме не ставилось ему в вину: он молчал, он смотрел в телефон. А потом вышел из храма.

Что касается видеороликов Соколовского, то философы-идеалисты могли бы приветствовать установленный судом знак равенства между «информацией» и «действием», однако, соответствует ли такое понимание российскому праву и принципам судебного разбирательства?

Участники дискуссии, среди которых были как верующие люди, так и атеисты, согласились с тем, что информация способна воздействовать на чувства, хотя общего мнения по поводу возможности коллективного чувствования одновременно «всех христиан», «всех женщин», «всех работников прокуратуры» у нас не сложилось.

Все же, можно допустить, что негативная информация в отношении символа веры какого-то вероисповедания способна оскорбить индивидуальное чувствование каждого приверженца такого вероисповедания.

Но, возвращаясь к судебному процессу, мы все отметили, что посылка «информация способна оскорбить» еще не означает вывода «действительно оскорбила».

Судебный процесс – это не разговор на кухне. Это процесс сбора фактов и предъявления доказательств, когда ничто не принимается на веру.

Допустим, пострадавшая сторона утверждает, что получила телесные повреждения от подсудимого. Неужели в каком-то суде такие заявления автоматически включаются в текст приговора? Вроде, хромает, вроде, что-то болит. Вроде лицо у подсудимого зловещее.

На самом деле, следователи, адвокаты и судьи свой хлеб не зря едят. Они устанавливают и доказывают факты повреждения имущества, тела или, в данном случае, чувств, и определяют виновных в их нанесении.

То, что подсудимый Соколовский распространял негативную информацию о символах веры христиан в интернете, суд установил. Но мы не увидели установленных судом фактов повреждения чувств христиан. Это не значит, что их и не было. Но их могло и не быть. Верующие могли и не просматривать ролики Соколовского, верующие могли посчитать их содержание абсолютно скучным, могли посмеяться над ними и т. д. Чувство себя оскорбленным – далеко не единственное из человеческих чувств. Почему же суд по умолчанию принял его как единственно возможное в этой ситуации?

Исходя из той информации, которой мы располагали, у нас сложилось мнение, что эта сторона дела Соколовского была проигнорирована судебным разбирательством, принявшим на веру, что:

А. Раз было оскорбление, то были и оскорбленные.
Б. Раз оскорбленные так утверждают, то их чувствам действительно нанесен урон.

Но разве эти утверждения можно принять на веру, без доказательств именно в суде?
Стрелок стрелял, но не попал. (А другой стрелял и попал, но судят не того человека)
Автор написал, но его слова оставили читателей равнодушными.
Разве так не бывает?

Взгляд на историю 148 статьи Уголовного Кодекса Российской Федерации способен пролить свет на причину странного отклонения от принципа доказательности судебного решения в деле Р. Соколовского. Возможно, недостатки закона поставили суд в трудную ситуацию?

Как известно, ст. 28 Конституции Российской Федерации гарантирует гражданам свободу совести, свободу вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними.

Ответственность за нарушение этих конституционных свобод (свобод!) как раз и была установлена в ст. 148 УК, текст которой в первоначальной редакции предусматривала уголовную ответственность только за действия, при которых чинятся препятствия проведению обрядов верующими или деятельности религиозных организаций.

Статья УК в такой редакции выглядела логичным и необходимым дополнением Конституции. Конституция гарантирует свободу совести, а УК карает за действия, препятствующие ее реализации.

Из текста статьи следовало – и важно это подчеркнуть – что законодатель предполагал угрозу именно действиям верующих или их объединений, но не чувствам верующих, индивидуальным или коллективным. О чувствах в тексте статьи сказано не было.

В 2013 году законодатель включил в текст 148-й статьи УК два новых положения, а первоначальное ее содержание стало лишь третьим пунктом.

Теперь объектом регулирования стали также «публичные действия, выражающие явное неуважение к обществу и совершенные в целях оскорбления религиозных чувств верующих», и такие же действия, но совершенные в местах проведения религиозных обрядов, что рассматривается в качестве отягчающего обстоятельства.

В отличие от самоочевидной первой редакции статьи, смысл таких понятий «как явное неуважение к обществу» и, особенно, «оскорбление религиозных чувств» представляется гораздо более туманным.

Законодатели не разъясняют, что из себя представляют религиозные чувства верующих и как определить объективный ущерб таким чувствам? Понятно, что громкий звук или неприятный запах наносят ущерб чувствам человека, мешают его комфорту. Можно установить допустимые уровни соответствующих загрязнений среды обитания и проверять их в конфликтных ситуациях средствами объективного контроля.

Но как проверить степень ущерба религиозному чувству – об этом законы умалчивают. И мы, в нашей дискуссии, также не смогли придумать ни одного такого способа.

Поменялся и общий смысл 148 статьи УК. Из средства защиты свободы совести (в том числе и свободы атеизма) она, по мнению многих юристов, превратилась в способ предъявить обвинение в оскорблении, факт которого суд заведомо не сможет установить, любому несимпатичному вам человеку, причем, атеистам в этом праве статья отказывает.

Исключение религиозных действий атеистов из первоначальной редакции было оправдано тем, что они таких действий и не совершают. Но чувства у атеистов все же есть! Однако законом не предусмотрена их защита, об атеистических чувствах вообще не сказано.

Юристы признают наличие этих несовершенств в новой редакции ст. 148 УК, указывая, в частности, на то, что ее редакция 2013 г. не соответствует магистральной направленности современного российского права на защиту прав и свобод личности, в противовес, например, праву многих исламских стран, где приоритетом пользуется защита веры.

Возможно, суду не хватило смелости признать, что т.н. «действия», совершенные Соколовским, просто не описаны в российских законах? Или описаны слишком неконкретно, недостаточно для того, чтобы мы хотя бы поняли, в чем состоял состав данного конкретного преступления. Такое, во всяком случае, у нас сложилось мнение.

Вопросы к обществу
Едва ли власти и суды могут быть абсолютно свободны от общественной ситуации, в которой они действуют. И действия Соколовского, и приговор ему стали возможными или даже были обусловлены определенным состоянием общества.

Согласно статистике, в Екатеринбургской области совершается в год 462 убийства, 5 894 преступления особой тяжести, а 29 859 преступлений остаются нераскрытыми.

Делом Соколовского, о котором мы так и не поняли, в чем оно точно состояло, занимались 4 следователя. Они около года занимались именно этим делом, а не теми преступлениями особой тяжести, о которых гораздо точнее сказано в законах.

Имело ли дело (преступление/или неприятный поступок) Соколовского какой-то особый смысл для общества, и что можно сказать об обществе, где таким делом занималось множество людей, чей труд высоко оценивается обществом? В чем состоит общественная тайна этого дела, его подлинная суть, которую мы могли бы раскрыть?

Были высказаны две версии.

Некоторые участники согласились с приведенным выше мнением В. Соловья о том, что насаждаемое средствами пропаганды враждебное отношение к критическому мышлению могло оказать влияние на участников судебного разбирательства. Если это действительно имело место, логика права неизбежно оказалась бы отодвинутой на второй план. Фемида, которая должна выступать с завязанными глазами, что для римлян символизировало сознательный отказ от чувственной информации, напротив, не «выслушивала дело», а сопереживала ему. Сопереживание редко способствует объективности.

Было также высказано мнение о том, что деятельность Соколовского, привлекшая к нему внимание более 300 тыс. подписчиков его канала, возможно, рассматривалась влиятельными в Екатеринбурге силами в качестве препятствия к «правильному наставлению» умов молодежи. Конкретными доказательствами такого скрытого интереса мы, однако, не располагаем и вряд ли будем когда-либо располагать.

Означает ли это, что в отсутствие инсайдерской информации мы никаких объективных суждений об общественной подоплеке дела Соколовского высказать не можем?

К счастью, это не так.

Психоисторический анализ
Обратившись к теории, мы сможем до известной степени компенсировать недостаток фактов. Знакомство с теорией электричества ежедневно спасает нас от гибели при пользовании бытовой техникой, хотя самого электричества в качестве факта мы не видим.

Так же и в случае с социальными явлениями, важно иметь в своем распоряжении теорию, которая будет видеть факты вместо нас.

На роль такой теории претендует психоистория, оперирующая, в частности, понятием странного аттрактора*.

Это понятие должно позволить нам «увидеть» исторический процесс в целом, на одной картинке.

До недавних пор историю люди изображали в качестве восходящей линии. Это означало, что от текущего момента времени абсолютно все в истории должно становиться «быстрее, выше и сильнее». Более осторожные умы предлагали видеть исторический процесс в качестве восходящей волнообразной линии: да, мы движемся «быстрее, выше и сильнее», но, проходя через локальные кризисы.

Соответствует ли такое понятийное «видение» фактам истории простейшего элемента общества – среднестатистической семьи? Конечно же, нет!

Молодые люди без ума друг от друга, они счастливы, а дальше оказывается, что этот миг счастья был наивысшей ступенью их отношений. В их медовый месяц они могли бы служить в любой разведке, могли бы сыграть в любом кино.

Через три года выясняется, что думают они как креветки, ведут себя еще хуже, а кино им никто не предлагает.
Нередко такие браки тянутся долгие-долгие годы. По многим формальным признакам элементы системы ничем не связаны, однако, странным образом, все траектории из некоторой окрестности стремятся к данной системе при времени, стремящемся к бесконечности.

Какое же математическое понятие соответствовало бы фактам истории таких семей?
Ответ: данные системы, которых множество или даже большинство, похожи на странные аттракторы.

аттрактор2

Женская часть счастья… да, не красавица. Но она готовит. Ругает, но понимает. Мужская часть счастья… да, не из разведки. Но копейка в доме есть.

И у них дача, где летом хорошо пить чай. Не с пармезаном. Но торт вкусный. Телевизор успокаивает.
Они болеют, но лечатся. Пьют, но умеренно.

Дети – балбесы, но… они дети. Они приезжают в гости. У них будут внуки. Внуки – это хорошо.

Не каждый сохранившийся брак похож на историю Анжелики и Короля. Зато многие такие браки похожи на странный аттрактор, где вместо гвоздей несущие конструкции держатся на верёвочках, невпихуемое впихнуто, что-то подсыпано песочком, на другое закрывают глаза. Они не должны быть вместе, но они вместе.

То же самое можно сказать и об обществах.

Красный прямоугольник 2 на рисунке символизирует власть. Да, она из балбесов силовиков и спортсменов (экстравертная сенсорная функция), хотя по всем «законам» академической социологии ей положено состоять из мудрых ученых, юристов и капитанов честно нажитого бизнеса (экстравертная логическая функция)… но, так вышло. Зато своя, а те, кто во власть не попал, еще хуже.

Когда-то (возможно, при Екатерине Великой) эта власть стояла ровно на чудо-богатырях 1, но, с течением времени, эта опора покосилась под давлением власти, войн, строек и алкоголизма (вырожденная этическая функция). Приходится подкладывать под власть клинышек этики 3 и катить туда же сферу интуиции 4 – да, это преимущественно болтуны или актеры уездного масштаба, вряд ли это адекватные подпорки, но других нет. Странно, что все это еще держится, но все-таки мы вместе!

волк

Обратим внимание, что слева в народе вызрело зеленое неизвестно что 5 и просится наружу. Возможно, это целый кластер интровертных функций – новое общество.

*Аттрактор и странный Аттрактор

Аттра́ктор (англ. attract — привлекать, притягивать) — компактное подмножество фазового пространства динамической системы, все траектории из некоторой окрестности которого стремятся к нему при времени, стремящемся к бесконечности. Аттрактором может являться притягивающая неподвижная точка (к примеру, в задаче о маятнике с трением о воздух), периодическая траектория (пример — самовозбуждающиеся колебания в контуре с положительной обратной связью), или некоторая ограниченная область с неустойчивыми траекториями внутри (как у странного аттрактора).

Странный аттрактор — это притягивающее множество неустойчивых траекторий в фазовом пространстве диссипативной динамической системы. В отличие от аттрактора, не является многообразием, то есть не является кривой или поверхностью. Структура странного аттрактора фрактальна. Траектория такого аттрактора непериодическая (она не замыкается) и режим функционирования неустойчив (малые отклонения от режима нарастают). Основным критерием хаотичности аттрактора является экспоненциальное нарастание во времени малых возмущений. Следствием этого является «перемешивание» в системе, непериодичность во времени любой из координат системы, сплошной спектр мощности и убывающая во времени автокорреляционная функция. Динамика на странных аттракторах часто бывает хаотической: прогнозирование траектории, попавшей в аттрактор, затруднено, поскольку малая неточность в начальных данных через некоторое время может привести к сильному расхождению прогноза с реальной траекторией.

О ЦЕЛЯХ СЕМИНАРА "ЗЕЛЕНОЙ ЛАМПЫ"

ПРОГРАММА СЕМИНАРА
1 часть. Предмет истории мысли и классическая философия греков
2 часть. Мысль Рима и классическая христианская эпоха
3 часть. Развитие мысли Запада в Новое и Новейшее время
4 часть. Основы понимания истории России


Tags: #зеленая_лампа, зеленая лампа, психоистория
Subscribe
promo civil_disput august 9, 2012 18:40 115
Buy for 200 tokens
https://t.me/E_Milutin Похоже, Вы зашли в гости. Меня зовут Евгений Владимирович Милютин. Российский дипломат (в прошлом), историк, востоковед, писатель, автор книги «Психоистория. Экспедиции в неведомое известное». Имел опыт преподавательской работы в Asia Pacific Center for Security Studies…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments