civil_disput (civil_disput) wrote,
civil_disput
civil_disput

Categories:

Экономика блондинов

Что будет, если экономистом назначить блондина?

кубик
«Погибнут все», – утверждает Владимир Путин

Хотя его об этом даже не спрашивали. Спрашивали про ядерную войну, до которой мы не доживем.

Наслаждайтесь войной, мир будет ужасен.

Шутки шутками, но мир действительно может быть страшнее войны. От экономического мира, восстановившего то ли справедливость, то ли несправедливость частной собственности, в России погибло около 13 млн. человек.

Когда мы перестали вести холодную войну и битву за урожай, оказалось, что войны и битвы обходились нам как народу дешевле.

Враждуя со всем миром, СССР вместе с другими соц. странами производил примерно 30% мирового ВВП. Но всё это, понимаете, уходило на какой-то секретный склад. Прекратив сражаться, СССР моментально распался, а мирная Россия производит 3% ВВП человечества.

Это эффективное развитие, или нет?

Две трети того, что осталось*, забирают самопровозглашенные собственники, живущие за пределами Родины, – это справедливо или нет?
_____________
* В тучном 2011 г. ВВП России на душу населения (по ППС) составлял 22564 долл. Реальные располагаемые доходы на душу населения (по ППС, медиана) составляли 7503 долл.

Остаток идет в основном на укрепление обороноспособности, крошки зарплат или символические пенсии – плату за перевыборы одного и того же.

Это разумно или нет?

Как мы дошли до жизни такой?

Простой человек этого не понимает, а я создаю науку для простого человека. Например, для простого председателя Центрального банка.

набиул
Нельзя ответить на частные вопросы, не разобравшись предварительно с общими. Важно установить, что такое экономика, чем определяется ее успех – тогда станет ясно, что не так прикручено.

Парадоксальным образом, даже экономисты не знают, что такое экономика.

То, что преподают в университете, можно свести к мешанине из двух точек зрения:

Экономика – это рынок. Когда люди покупают и продают, это экономика. Такова точка зрения классических… хм, либералов. Либералов не пугает отсутствие производства. Вы ведь всё равно что-то покупаете, ну? Вот!

Производства нет, а экономика есть.

Марксисты считают, что экономика – это производство. Если заговорить с марксистом об экономике, он сразу спросит: где производство?

А если нет рынка, обмена, торговли – это марксиста не пугает. Не важно, что товар не продан, гражданин пойдет и получит со склада. Цех есть, склад есть – есть и экономика.

Если таким экономистам вручить уже готовую экономику, то они, конечно, до известной степени смогут ее понять. Либерал пойдет на рынок и увидит рынок, либерал будет требовать большего внимания к рынку, поскольку именно торговля составляет его интерес, а не то он уедет.

Марксист пойдет в цех и станет требовать большего выпуска продукции на склад – так марксисты понимают развитие. Если граждане не хотят брать «продукцию», а хотят сапоги определенного размера, этого марксистская экономика понять и объяснить не сможет.

точки

Перед нами не научные теории, а идеологии, отражающие интересы конкретных экономических агентов – производителей и торговцев. Эти интересы и точки зрения, эти идеологии уместны лишь в наличной, помимо них и до них созданной экономике, но построить экономику «с нуля» или хотя бы объяснить ее происхождение подобная «наука» не способна.
Новым словом той же «науки», ее ответом на разрушительные последствия либерального или марксистского управления, стали разнообразные теории хозяйственных систем.

К такого рода теориям можно отнести кейнсианство или взгляды академика С. Глазьева.

Системщики помещают в экономику всё, что они видят в окружающем мире.

Они могут многое рассказать о ритуалах южноафриканских племен, русском бортничестве и кофе-шопах в Амстердаме.

крестьяне
В представлении системщиков, на экономические процессы влияют солнечные пятна, дрейф материков и молодежный рэп.

Их экономика – настолько сложный предмет, что он требует многолетних исследований только ради предварительного знакомства с предметом. Результатом типичного системного анализа обычно становится 2 – 3-х килограммовое введение в частный вопрос, интересующий 2 – 3 специалистов. Даже если население земного шара в полном составе бросит все дела и углубится в тончайшие нюансы бразильских субкультур или историю Гольфстрима, едва ли мы что-либо поймем в экономике.

Системщиков хорошо послушать у костра или в каком-нибудь ашраме, наслаждаясь тем, что завтра не нужно идти на работу.

Тем не менее, их всеобъемлющий культурологический подход наиболее близок к научной истине. Его недостатком является лишь то, что истина потерялась в безбрежном море фактов.

То, что все факты нашей жизни – экономика, верно. Но это еще не наука. Наукой можно считать установленные связи между фактами и объяснение, как эти связи порождают конкретную экономику – ту, что есть.

Объединить факты в теорию можно различными способами. Мы должны быть уверены, что наш способ теоретизирования правильный. Для этого и нужен психоисторический подход.

фактытеория
Да, речь идет о философии. Но не так, как ее обычно представляют: пыльные фолианты неизвестно о чем.

О чём, как раз известно: о способе экономического теоретизирования.

Если всё наше миропонимание и любая наша деятельность есть экономика, то что в нашем миропонимании и деятельности составляет основу, без которой мир падет во тьму?

Это единственный философский вопрос, на который следует ответить. Это мы установим в качестве начала, от которого и станем выстраивать другие известные факты в том или ином порядке, продиктованном началом.

Марксист ответит: это труд.

Либерал скажет: это обмен.

Системщик объяснит: это небо и земля, живые и мертвые, секс и наркотики. И рассмеется совершенно беззлобным смехом.

А я отвечу: это мышление.

Без мышления не будет ничего. Даже секса, так как людям с полностью дезорганизованным мышлением не дают.
Следовательно, воссоздание экономической системы нужно начать с объединения фактов о мышлении в концепцию.

Что такое мышление по сути – неизвестно. Удивлены, нет?

Но известно, как оно проявляется в поведении людей или в понятиях речи, которыми они пользуются.

мышление
Психология исследует поведение, психоистория – о чем говорят, пишут и как, какими словами это делают.

В более широком смысле в сферу внимания психоистории входят все произведения психической деятельности, которые могут быть превращены в текст. Например, тексты о моде, спорте, об экономике. Но психоистория ищет в этих текстах не отражение тенденций моды или спорта, а отражение тенденций психики.

Психология имеет некоторое преимущество в том, что сталкивает исследователя с живым мыслящим существом. Но психология не может проникнуть в прошлое, а психоистория может, поскольку и в прошлом люди имели привычку записывать свои мысли. Сравнение прошлых и настоящих актов психической деятельности позволяет выявить в истории то, что в ней не меняется, и что ею движет – ее формулу.

Известно, что мышление составляют четыре функции: логика, сенсорика, интуиция, этика. У каждого человека в мышлении есть эти функции, однако, в индивидуальном случае они будут различными по силе. Полностью «осознаваемой» или активной является только одна из них, а другие находятся в подавленном состоянии.

Функции могут иметь экстравертную ориентацию, когда приоритет отдается информации из внешнего мира, либо интровертную ориентацию, когда приоритет приобретают сигналы, идущие от сознания вовне.

Если психологи говорят обо мне как об интроверте, это значит, что моя ведущая функция имеет интровертную ориентацию, другие мои интровертные функции менее активны, а мои экстравертные способности вытеснены в т.н. «подсознание». Подсознание – не то же самое, что небытие. Это мое другое «Я», которое может проявиться неожиданным для меня самого и для окружающих образом. Это «Я» - экстравертный я, сидящий в тени моей интроверсии. И так устроен каждый человек: мы несем в себе восемь возможностей, из которых пользуемся только одной, повторяя себе «я так вижу».

Мышление одновременно и видит мир, и затеняет его, работая как фильтр: одни понятия (и, соответственно, заключенные в них информационные сообщения) будут легко достигать сознания, другие – с трудом, а мимо третьих сознание будет проходить так, будто их и нет.

Предположим, что мы имеем дело с человеком, которого психологи назвали бы экстравертным сенсориком, а иные шутники – блондином.

пацан
Карл Густав Юнг дает этому типу следующую характеристику:

«Нет такого человеческого типа, который мог бы сравниться в реализме с экстравертным ощущающим типом. Его объективное чувство факта чрезвычайно развито. То, что он ощущает, служит ему в лучшем случае проводником, ведущим его к новым ощущениям, и все новое, что входит в круг его интересов, приобретено на пути ощущения и должно служить этой цели. Таких людей будут хвалить как разумных, поскольку люди склонны считать ярко выраженное чувство чистого факта за нечто очень разумное. В действительности же такие люди отнюдь не очень разумны. Такой тип, конечно, не предполагает, что он «подвержен» ощущению. Напротив, он встретит такое выражение насмешливой улыбкой, как совсем неуместное, ибо для него ощущение есть конкретное проявление жизни…; по временам он бывает веселым собутыльником, иногда он выступает как обладающий вкусом эстет. В первом случае великие проблемы жизни зависят от более или менее вкусного обеда, во втором случае он обладает хорошим вкусом. Если он ощущает, то этим все существенное для него сказано и исполнено. Человек этого типа не простой сластолюбец, он только желает наиболее сильных ощущений [даже и негативных], которые он, согласно с его природой, всегда должен получать извне. То, что приходит изнутри, кажется ему болезненным и негодным. Он всегда все сводит к объективным основам, т.е. к влияниям, исходящим от объекта, не останавливаясь перед самым сильным нажимом на логику. Психогенный симптом он, не задумываясь, отнесет к низкому стоянию барометра, а наличность психического конфликта представляется ему, напротив, болезненной мечтой. Поскольку он нормален, постольку он оказывается замечательно приноровленным к данной действительности. У него нет «идейных» идеалов [заставляющих мечтать о чем-то ином]. Он одевается хорошо, у него хорошо едят и пьют, удобно сидят. [В области бессознательного] заявляют о себе вытесненные интуиции [понимаемые Юнгом как поиск альтернатив]. Эти негативные интуиции обычно проецируются на объект. Если речь идет о сексуальном объекте, большую роль играют фантазии ревности, а также и состояние страха. Часто развивается хитрое крючкотворство, разум становится умничанием и расходуется на мелочные различения, мораль оказывается праздным морализаторством и явным фарисейством, религия превращается в нелепое суеверие, интуиция вырождается в личную причуду, в обнюхивание каждого угла и, вместо того, чтобы идти вширь, забирается в теснины мелочности».

А что если такой тип мышления не перемешан равномерно с другими типами в обществе, а приобретает концентрацию в одной сфере – например, захватит власть в обществе?

Сравнение находок психологов с фактами мировой истории позволило мне сделать вывод о том, что каждое общество представляет собой динамичное равновесие юнгианских психотипов: одни группы психотипов становятся т.н. «элитами», другие группы – «обывателями», а третьи – «маргиналами». Эти соотношения отражают прежние акты борьбы и сотрудничества, и обладают известной инерцией.

Блондины теоретически могут прийти к власти, и они… не обязательно блондины.

блондины
Случалось ли подобное в прошлом? Можно ли найти такие примеры в настоящем?

Насчет прошлого: как думаете, реновация «хрущевок» это изобретение последнего времени?

Застройщики в Риме времен Суллы имели обыкновение сжигать дома сограждан, чтобы освободить место под новое строительство. В целом же злоупотребления римских сенсориков приобрели такой масштаб, что славному Луцию Корнелию дважды пришлось решать вопрос путем выставления отрубленных голов на Форуме.

В это время в Риме в изобилии возникают т.н. «публичные общества» откупщиков – societas publicanorum. Процветает спекуляция долями откупщиков, игра на повышение и понижение. Крупные конторы публиканов имели свой аппарат: писцов, агентов, разного рода рекомендателей, поручителей, подставных лиц и многочисленные отделения в провинциях. Нередко сами откупщики выступали в роли ростовщиков.

Последствия сенсорной экономической политики для Рима были столь катастрофическими, что одной только деятельности откупщиков достаточно для объяснения причин гражданских войн, не прекращавшихся еще три века и охвативших все уголки империи. В ходе «реноваций», в частности, была разрушена прекрасная сирийская Пальмира, к которой сегодня приковано всеобщее внимание.

Еще одной новаторской практикой управления, возникающей в это время, становится рабская интеллигенция. Цицерон упоминает своих рабов Гилария, счетчика, Дионисия – чтеца и библиотекаря, Аполлония – «человека ученого, с детства преданного наукам», купленного у богача-откупщика Красса.

Почти все знаменитые римские грамматики и часть риторов, биографии которых приводит Светоний, происходили из рабов.

Что еще более важно, квалифицированный труд рабов активно используют «публичные общества», ростовщики и менялы, играющие главную скрипку в ограблении народа.

Можно ли сказать, что и сегодня общественные науки представлены подобными рабами-риторами, рабами-экономистами, развлекающими спортсменов и любителей шашлыков велеречивыми мантрами? С моей точки зрения, это именно так.
Если требуется простое объяснение, то сенсорика это соперничество ради соперничества. Экономика, выстроенная по вкусам сенсорной знати, представляет собой чемпионат передела собственности.

Одним таким примером служит история Рима I – III вв. н.э., а другой пример – это мы, Россия.

Моя лекция о природе денег, включая особенности долларовой системы, для семинара «Зеленая Лампа. Психоистория от античности до наших дней» состоится через две недели. Лекции читаются по понедельникам, по скайпу, в 19:30.

Помимо ЖЖ, анонсы лекций всегда можно найти в группе «Зеленой Лампы» в Фейсбук.
https://www.facebook.com/groups/999357773416557/

О ЦЕЛЯХ СЕМИНАРА "ЗЕЛЕНОЙ ЛАМПЫ"

ПРОГРАММА СЕМИНАРА
1 часть. Предмет психоистории и классическая философия греков
2 часть. Мысль Рима и классическая христианская эпоха
3 часть. Развитие мысли Запада в Новое и Новейшее время
4 часть. Основы понимания истории России

Список книг к этому курсу

Другие статьи на тему ПСИХОИСТОРИЯ в этом блоге

Зачем нужен другой подход к истории?
Откуда берутся Робинзоны?
Святая наука - расслышать друг друга. Или как психологические типы создают историю, экономику и культуру.
Что такое диалектика?
Наука о сложности и психоистория

Tags: #зеленая_лампа, зеленая лампа, психоистория
Subscribe
promo civil_disput august 9, 2012 18:40 114
Buy for 200 tokens
https://t.me/E_Milutin Похоже, Вы зашли в гости. Меня зовут Евгений Владимирович Милютин. Российский дипломат (в прошлом), историк, востоковед, писатель, автор книги «Психоистория. Экспедиции в неведомое известное». Имел опыт преподавательской работы в Asia Pacific Center for Security Studies…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments