civil_disput (civil_disput) wrote,
civil_disput
civil_disput

Category:

Живем ли мы уже при феодализме?

феодал
Разберем конкретный вопрос со счетчиками водоснабжения.

Является ли необходимость оплачивать их установку и проверку формой повинности в пользу феодала?

Юный радикал в майке с черепом, предоставивший мне данную «услугу», утверждал, что мои 600 рублей пойдут именно в пользу феодала, на которого он работает опричником. И так свое положение понимают многие другие наблюдатели своего несчастья, распространяя понятие феодализма на широкий комплекс отношений в российском обществе: от школьных поборов до диссертационных советов, от дорожных взносов до «решений вопросов» в судах, от продажи контрактов до продажи депутатских мест. Кажется, что вся эта система кормлений и есть новый феодализм.

В действительности, есть существенные отличия в кормлениях от счетчиков и кормлениях феодала от земли.

Земля как таковая не является объектом инвестирования со стороны феодала, она представляет собой природный ресурс, просто есть как данность. В отличие от систем водоснабжения, которые в готовом виде в природе не встречаются. Для их создания требуется соединение труда, капитала и знания. Это более сложный источник кормления, нежели тот, с которым имеет дело феодал. Феодал не организует труд, не инвестирует капитал, и не обязан что-либо знать, чтобы получать свой доход от земли. Что же этот паразит в таком случае делает?

Феодал защищает местоположение общины на земле. Базовым условием феодальных отношений является предоставление такой защиты. Из первого условия вытекает второе: феодал это часть общины. Власть феодала имеет ярко выраженный территориальный характер, связана с коллективным местом проживания и хозяйственной деятельности; эта власть, как и само хозяйство, замкнута на себя, т. е. конкретное распределение прав и обязанностей представляет собой местный договор, и эта власть понимается как право коллективной личности. Быть Декартом означало быть человеком из Карта, возглавляющим и защищающим комплекс интересов коллективной личности обитателей данного поселения, живущих совместно из поколения в поколение.

В 100% феодальном обществе вы могли бы получить комплекс необходимых для жизни условий только локально, в своей общине, а за ее пределами вы были бы никем: скажем, законы короля действовали бы не в отношении вас лично, а в отношении Карта как коллективной личности, а внутри самого Карта были бы другие законы, регулировавшие права тех или иных семей, кузнеца, священника, самого феодала, причем эти законы не оформлялись в письменном виде, но были известны каждому живому элементу коллективной личности в качестве общей традиции: «так у нас принято».

Такая система социальных отношений могла существовать лишь постольку, поскольку главными ресурсами, от которого она вся «кормилась», выступали земля, климат, природа в целом, которые кормили вас вне зависимости от знания, и, часто, вне зависимости от приложенного труда. Рабочий распорядок низов и верхов также диктовался традицией: в такое-то время боронить, в другое – сеять, после этого праздника косить. Но результаты труда могли очень сильно отличаться в «хороший» и «плохой» годы.

Теперь в России мы имеем дело с попыткой, в известном смысле, варваров обеспечить себе кормление не от земли, а от доставшейся им технической стороны высокоразвитой русской цивилизации, социальную сторону которой они разрушили.

Социальная сторона дела важна тем, что русская система была ответом на неблагоприятные природные условия для развития классического феодализма. Поэтому еще в петровское время у нас стал складываться единый народохозяйственный комплекс, достигший апогея в управлении землей при Николае I и в управлении техникой при Сталине.

Коренное отличие русской системы от феодализма и капитализма состояло в том, что ни земля, ни технические ресурсы принципиально не делились на зоны локальных интересов: это было, если угодно, одно поместье размером в 1/6 часть суши. Оно было так устроено потому, что в России мы имеем дело с существенно меньшим естественным плодородием и с существенно более дорогими техническими решениями. Разделиться на частности для нас означает не большую, а меньшую эффективность, в сравнении с Западом (по технологии) и меньший объем продовольствия в сравнении с Востоком.

Собственно, такую потерю эффективности мы сейчас и наблюдаем.

В прошлом подобные попытки «все взять и поделить» в России уже не раз проваливались именно из-за потери эффективности системы в целом. Может ли эта потеря эффективности довести нас до настоящего феодализма?

Нет, не может: прежде чем мы доберемся, уничтожая доставшиеся от СССР технические ресурсы, до России времен Алексея Михайловича, в стране просто не останется населения. На самом деле, каждый технический сбой у нас для своего решения требует ликвидации того или иного «кормления» и постепенно подрывает три «неофеодальных» принципа: не инвестировать, не организовывать труд и ничего не знать.

Напротив, каждая проактивная попытка инвестировать, управлять и знать отодвигает все дальше от феодализма, возвращая к русской системе.

Таким образом, какой-либо «новый» феодализм из России получиться не может: деградацию системы в таком направлении будут блокировать технические сбои и необходимые технические ремонты.


Tags: прогнозы, психоистория
Subscribe
promo civil_disput august 9, 2012 18:40 114
Buy for 200 tokens
https://t.me/E_Milutin Похоже, Вы зашли в гости. Меня зовут Евгений Владимирович Милютин. Российский дипломат (в прошлом), историк, востоковед, писатель, автор книги «Психоистория. Экспедиции в неведомое известное». Имел опыт преподавательской работы в Asia Pacific Center for Security Studies…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments